Akemi Hatake
«Человек, познавая любовь, рискует познать ненависть»(с) Мадара Учиха.
Название: По воле небес
Автор: Akemi Hatake
Бета: sutsura
Пейринг: Какаши/НЖП, Саске, Наруто, Орыч и др.
Жанр: а черт его знает
Рейтинг: пока неизвестно, в раздумьях
Фендом: Naruto
Дисклаймер: все персонажи принадлежат Кишимото, я только пошалила. Но два новых перса полностью мои!
Размещение: ну, если ЭТО кому-то надо, мне не жалко) Только с этой шапкой и ссылку киньте, куда поместили
Предупреждение: местами жуткий неканон! Техники и прочее могут быть придуманы мной. А, и нецензурная лексика, Хидя виноват :)

- Б**дь! - рявкнул Хидан, когда что-то вылетело из кустов и врезалось в близлежащий валун, подняв облако пыли. Стоит ли говорить, что валун находился рядом с Акацушником?
Хидан закашлялся, в перерывах покрывая матом того уе*ка, что это устроил . Ну, а как тут не ругаться? Шел Хидан со своим напарником, Какудзу, по лесу, никого не трогал… даже хомячков, и тех игнорировал… а тут вдруг из кустов вылетает какая-то хрень, которая мало того, что чуть его не задела, так еще и заставила отплевываться от земли, разлетевшейся вместе с валуном.
«Убью!» - мрачно подумал откашлявшийся Хидан, глядя в рассеивающееся облако пыли.
Какудзу же был абсолютно спокоен: его это не коснулось, так как он краем глаза успел заметить движение в нескольких метрах от них и вовремя отпрыгнул в сторону. Тем не менее, он был немного удивлен, когда увидел того, кого так хорошо припечатали: Кабуто – правая рука Орочимару. И, кажется, очкарик был без сознания… Какудзу пристально огляделся: странно, он не заметил ни одного шиноби из какой-либо деревни, но ведь не призрак же отправил Кабуто в нокаут!

- Я чувствую, что кто-то наблюдает за нами, – вдруг тихо произнес Хидан, и на его губах появилась ухмылка. – Отлично, надо лишь выманить его из укрытия, и тогда я смогу порадовать Дзясина свеженькой жертвой…
Какудзу лишь вздохнул: у него не было настроения влезать в драку, но с другой стороны Хидан сказал, что все сделает сам, не так ли? Однако его напарнику не пришлось напрягаться: шиноби сам показался, ловко спрыгнув с дерева и уверенной походкой направившись к бессознательному Кабуто. Казалось, он будто бы не заметил двух Акацушников… или просто не обратил внимания… Вдруг Какудзу схватил Хидана за руку и дернул в сторону большого раскидистого дерева.
- Понаблюдаем сверху, – пояснил он удивленному напарнику.
Тем не менее, Хидан послушался, и через мгновение напарники удобно разместились на толстой ветке, вперив взгляды в незнакомого им шиноби.
Парень был не очень высокого роста, он еле дотягивал Хидану до плеча, черный плащ надежно скрывал фигуру, маска, скрывающая пол-лица, была чем-то похожа на маску, которую носил Какудзу, длинные темные волосы собраны в хвост на затылке…
«Да разве же это парень?» - мысленно взвыл Хидан, обратив внимание на потрясающе красивые глаза глубокого синего цвета в обрамлении пушистых ресниц. – «Не может у парней быть таких глаз! Таких… притягательных, но холодных… Хотя… Дейдара мне тоже поначалу девчонкой показался. До тех пор, пока я его случайно в душе не увидел… Ладно-ладно, не совсем случайно! Зато убедился, что Дейдара действительно парень. Так, о чем это я? Ах, да… Интересно, что не поделили Кабуто и этот шиноби?».
Тем временем шиноби вытащил из прикрепленных к поясу ножен меч, готовясь нанести противнику смертельный удар. Какудзу прищурился: меч Кусанаги ни с каким другим не спутаешь, а Акацушник знал лишь одного, кто просто обожает такие мечи.
«Этот парень работает на Орочимару?» - мелькнула мысль – «Но тогда почему он собирается убить Кабуто? Насколько мне известно, очкарик – правая рука старого змея… Хм, сдается мне, кто-то из них предатель. Скорее всего, это неизвестный нам шиноби: очкарик никогда бы не пошел против Орочимару. Если мои мысли верны, этот незнакомец может быть полезен нашей организации: вполне вероятно, что ему известна некоторая информация о старом змее, а значит, нам не мешало бы с ним поговорить…».
В этот момент Кабуто чудеснейшим образом «ожил» и, проявляя чудеса ловкости, избежал атаки, не забыв швырнуть несколько сюрикенов в противника. Шиноби играючи увернулся от сюрикенов и, усмехнувшись, поинтересовался:
- Надеялся таким образом застать меня врасплох?
- Мне послышалось, или голос девчачий? – шепотом спросил Хидан у своего напарника.
- Определенно девчачий, – тихо отозвался Какудзу. – Не будем пока вмешиваться в их разборки. Я бы вообще мимо прошел, если бы тут не был замешан старый змей. Если я все правильно понял, девчонке что-то известно об Орочимару, а ты сам прекрасно знаешь, что у нашего Лидера этот змей как большая заноза в заднице. В конце концов, предателей нужно наказывать, так что тебе придется отложить свой ритуал: девчонка нужна нам живой. Можно было бы прихватить очкарика, но он стерпит любые пытки, даже Цукиеми Итачи, а своего хозяина не выдаст.
- А если Кабуто все же прихлопнет девчонку?
- Придется нам ему помешать… - Какудзу нахмурился. – Но все же меня смущает то, что эти двое оказались прямо на нашем пути. Такое ощущение, что им известно то, что мы решим захватить девчонку. Что-то мне подсказывает, что и сопротивляться-то она особо не будет…
- Намекаешь на то, что таким образом этот старый х**плет хочет втюхать нам своего шпиона? – догадался Хидан.
- Странно… - протянул Какудзу. – А я-то думал, что у тебя вообще мозгов нет. Так, тонкая ниточка, которую обрежешь – ушки и отвалятся…
Только Хидан открыл рот, чтобы выдать что-то в высшей степени неприличное, как его напарник дал знак молчать и прислушался к разговору между Кабуто и девчонкой.
- У меня приказ вернуть тебя, Такара, – говорил Кабуто. – И я выполню его, во что бы то ни стало. Твой выбор весьма прост: либо ты вернешься со мной добровольно, либо я верну тебя силой! Итак, что выберешь?
- А не пойти бы тебе далеко и надолго, очкарик? – предложила девушка. – Уверена, Орочимару уже заждался своего ненаглядного… Правда, у меня один вопрос: насколько часто ты подставляешь ему свою задницу, что он настолько безумно о тебе печется? Даже своей правой рукой сделал…
Хидан тихо прыснул в кулак: даже в своих извращённых фантазиях он не мог до такого додуматься.
- Фу, как грубо, – поморщился Кабуто. – Знаешь, Такара, это неуважение к человеку, который подобрал тебя на улице и обучил многим своим секретам. Более того, заменившему тебе родителей и…
- Я сейчас расплачусь! – фыркнула девушка. – Ты еще скажи, что он искренне переживает за мою жизнь, а так же не забудь добавить, что он зря старается: я все равно этого недостойна!
Парень поправил очки:
- Жаль, что мне придется так поступить, но ты не оставляешь мне выбора. Боюсь, придется применить силу…

Не дожидаясь его атаки, девушка первая нанесла удар, если бы Кабуто не увернулся, лежать бы ему сейчас с раскроенным черепом.
«Она что, меня убить решила?» - мелькнула у него мысль, когда Кусанаги в очередной раз просвистел где-то у него над ухом.

Такара нападала на парня с такой скоростью и яростью, что об ответном ударе не могло быть и речи: тут бы от атак уклониться… В какой-то момент Кабуто пропустил удар и теперь на его груди красовался глубокий порез, который не мешало бы залечить, иначе парень просто сдохнет от потери крови.
Хидан наблюдал за боем с горящими глазами: его восхищали плавные и почти неуловимые движения девушки, несомненно, она прекрасно владела оружием. Да и ее скорость поражала…
- Она весьма неплоха, – задумчиво произнес Какудзу. – Но опыта маловато, у Кабуто есть все шансы ее победить даже в его нынешнем состоянии.
- Может, вмешаемся? – неожиданно предложил Хидан. – Ты сам говорил, что эта девчонка будет нам полезна. А очкарика я могу и сам убить…
Какудзу нахмурился:
- Я думаю, нет смысла ждать, когда они наиграются, нам пора вмешаться. Я разоружу девчонку, а ты прикончи очкарика.

***


«Долго они еще намерены прятаться?» - раздраженно подумала ты. – «Такими темпами весь наш план полетит к черту: я же не буду убивать Кабуто! Как-никак, а он правая рука Учителя… Надеюсь, очкарик не будет рассказывать Учителю наш разговор дословно, мне бы не хотелось, что бы мои слова были неправильно восприняты. Конечно, мне было неприятно все это говорить, но задание есть задание, и если я хочу его выполнить, я должна хорошо вжиться в свою роль. А моя роль – враг Учи… Орочимару. И все-таки я, наверное, переборщила… Ладно, Такара, что сделано - то сделано, сосредоточься на задании, ты должна во что бы то ни стало вступить в организацию Акацуки, действуй!».
Только ты приготовилась вновь атаковать, как твоя рука внезапно оказалась в стальной хватке, а меч нагло отняли. Сделав недовольный вид, ты обернулась и, поймав холодный взгляд ярко-зеленых глаз, вздрогнула. «Если мне не изменяет память, это Какудзу», - промелькнула мысль. – «Значит, второй – Хидан… От свезло так свезло… Спасибо, Кабуто, удружил! Если придурочного фанатика еще можно обхитрить, то с этим расчетливым убийцей шутки плохи. Держу пари, он что-то подозревает: вон, как его глазищи сверкают! И лучше бы ему не грубить, а то мало ли… Мне что-то совсем не хочется пасть смертью храбрых. Хотя какое там храбрых: мурашки так и носятся табуном по всему телу от этого жуткого взгляда!».

Тем временем Хидан встал напротив обалдевшего Кабуто:
- Тебя разве не учили, что девочек обижать нехорошо?
- Почему бы тебе просто не прикончить его безо всякой болтовни? – спросил Какудзу, все еще сжимая твою руку.
- А не пойти бы тебе на хер? – огрызнулся напарник.
Отвечать на такое оскорбление Какудзу посчитал ниже своего достоинства, поэтому сосредоточил все свое внимание на тебе.
- Какого черта? – ты дернулась в сторону, пытаясь высвободиться из его хватки, но куда уж там…
- Спокойно, – равнодушно велел Какудзу. – Я не причиню тебе вреда. Пока не причиню.
- Да кто ты вообще такой? – пискнула ты, когда оказалась прижата спиной к широкой мужской груди, а твое горло сдавили цепкие пальцы.
- Странно, – раздалось у тебя над ухом. – Мне казалось, что ты знаешь об организации Акацуки, раз связана с Орочимару.
Ты сделала вид, что шокирована:
- Акацуки? Так вот почему вы вмешались! Вы надеетесь через меня выйти на Орочимару!
- Какая догадливая девочка! – хмыкнул Какудзу. – А теперь заткнись, когда мне захочется вновь услышать твой голосок, я тебе непременно об этом сообщу.
Не успела ты ответить, как Акацушник вдруг крепче сжал тебя в своих объятиях и резко отпрыгнул в сторону, а место где вы только что стояли, рассекла коса Хидана.
- Упс! – Хидан хмыкнул. – Надо же, Кабуто, да ты просто мастерски отбил мою атаку!
Отойдя от шока, ты решила, что это неплохой момент, для того чтобы отвлечь фанатика и дать Кабуто уйти.
- Б**дь, - рявкнула ты. – Да ты совсем ох**л! Если бы не твой напарник, я бы уже в аду чертей считала! Следи за своими атаками, уеб**е!!!
М-да… офигевшая физиономия Хидана того стоила.

- Хидан, не отвлекайся, – произнес Какудзу, но было поздно: порядком потрепанный Кабуто сложил печати и… исчез…
Несколько секунд Хидан тупо пялился на то место, где только что стоял его противник, затем разразился таким японским фольклором, что на твоих щеках выступил румянец, хорошо хоть, что под маской не видно.
Вдруг фанатик ткнул пальцем в твое плечо:
- Это ты виновата! Ты отвлекла меня!
Только ты хотела возмутиться «несправедливости» его обвинения, как Какудзу зажал тебе рот рукой:
- Сейчас не самый лучший момент выслушивать твои вопли, Хидан. Если ты не забыл, в моих руках находится та, у которой имеется информация об одном старом змее, и мы должны как можно скорее доставить ее к Лидеру.
Хидан нахмурился:
- Какого х*я нам тащить эту девчонку к Лидеру, если гораздо проще выпытать у нее информацию сейчас, а потом я принесу ее в жертву моему Богу!
Ты дернулась в руках преступника класса S, как бы таким образом возражая, но оказалось, что зря волновалась: это Хидан так пошутил. А вот взгляд ярко-зеленых глаз тебе ой как не понравился… Не говоря ни слова, Какудзу коснулся твоей шеи, и ты тут же потеряла сознание.

***


Лучи утреннего солнца осветили Коноху, ласково прикасаясь к ее еще не проснувшимся жителям. Вот один из лучиков прошелся по лицу светловолосого юноши лет пятнадцати, сидящего на своей постели с закрытыми глазами.

В эту ночь его посетила бессонница, подкидывая давние воспоминания об одной девочке, погибшей около семи лет назад. Ее звали Акеми… Акеми Айно – его самый первый и верный друг. Им было лет по пять, наверное, когда они познакомились… или по шесть, Наруто уже и не помнил. Зато он помнил их первую встречу.

***


На Коноху опускалась вечерняя мгла, а он как всегда один шел по улице. Просто шел без какой-либо цели. Возвращаться в свою маленькую квартирку к тяжело давящему одиночеству не хотелось. Вдруг к нему подошла темноволосая девочка примерно его возраста и спросила, как его зовут. Первое, что заметил и навсегда запомнил Наруто – ее глаза: глубокого синего цвета, они словно изнутри светились притягательной таинственной силой, хотелось смотреть в эти глаза вечно - настолько прекрасными они были. В тот вечер Наруто уверился, что встретил настоящего друга. С Акеми было легко и свободно, с ней он чувствовал себя по-настоящему нужным кому-то. А потом к их маленькой компании присоединилась Хината Хьюга… Скромная милая девочка, которая почему-то всегда краснела при виде Наруто. С Хинатой им приходилось гулять тайно, ее отец – Глава клана Хьюга - был категорически против общения своей наследницы с Узумаки, вот ребята и шифровались…
Шли годы, их дружба крепла день ото дня, и Наруто был счастлив, что у него две такие замечательные подруги. Правда Акеми он считал, скорее, своей сестрой, нежели подругой, и та отвечала ему тем же и все время ласково называла его Лисенком.
- Почему Лисенок? – как-то спросил он у нее.
Девочка засмеялась:
- Так ведь похож! Разве сам не видишь, когда по утрам в зеркало смотришься?
Наруто дотронулся до полосок на своих щечках:
- Ну да… Знаешь, а мне нравится!
Акеми улыбнулась:
- Как думаешь, а мне бы пошли усики? На кого я тогда была бы похожа?
Мальчик посмотрел на нее задумчивым взглядом:
- Ммм… Думаю, на тигренка… Да, на очень милого и симпатичного тигренка! – немного помолчав, он спросил. – Можно я теперь буду так тебя называть?
Девочка кивнула:
- Конечно! Ты будешь называть меня Тигренком, а я тебя – Лисенком!
Они с улыбкой смотрели друг на друга, и Наруто тогда даже и подумать не мог, что видит ее в последний раз…

***


Наруто тряхнул головой, прогоняя непрошеные воспоминания, а где-то глубоко в душе больно кольнуло осколком разбитой мечты - мечты о том, чему уже не суждено сбыться… «А ведь у меня нет ни одной ее фотографии», - отстраненно подумал парень. – «Только воспоминания… и больше ничего… Семь лет уже прошло, а я до сих пор помню ее лицо так, как будто только вчера с ней виделся. Тигренок… я так скучаю по тебе… Но я уверен, что ты смотришь на меня и гордишься мной. Только жаль, что ты не можешь разделить со мной все мои чувства. Как бы я хотел вновь увидеть тебя, мне надо столько рассказать тебе… И столько задать вопросов… Ты ведь знала, почему меня ненавидели в детстве, знала и молчала. Почему? И ты единственная, кто видел во мне одинокого мальчика, а не Девятихвостого лиса. Ты единственная, кто тогда одарил меня своим вниманием, ты подарила мне свою дружбу, ты верила в меня, в мои силы, ты помогала мне жить, лишь благодаря тебе я поверил, что чего-то стою. Почему? Почему все так вышло? Я понимаю, что пора бы отпустить тебя, но не могу… Не хочу…».

***


А в это время на крыше здания напротив, сидел Какаши Хатаке и неотрывно смотрел на своего ученика.

Он прекрасно понимал терзания Наруто: сам через это прошел… Какаши помнил отца Акеми – Кенсиро Айно. Еще бы не помнить такого интересного собеседника… Несмотря на то, что Кенсиро был гораздо старше Какаши, их можно было смело назвать друзьями: Какаши был частым гостем семьи Айно и знал многие их секреты, о которых поклялся молчать. Акеми он видел редко: она почти не бывала дома, вечно то на тренировках, то у Третьего Хокаге (Акеми мечтала попасть в АНБУ, подчиняющимся лично Хокаге, вот и доставала бедного старика просьбой взять ее в ученики), то гуляла с Наруто. Кенсиро был в ярости, когда узнал, с кем хороводится его любимая дочка. Он не раз предупреждал ее, что бы она держалась от Узумаки подальше, даже рассказал про Девятихвостого, запечатанного в теле мальчишки, а Акеми все равно осмелилась нарушить его приказ… Кенсиро попытался вновь поговорить с дочерью, но разговор перетек в скандал, стоило ему неосторожно назвать Наруто монстром. Акеми как с цепи сорвалась, хорошо хоть, что жили они на самом краю Конохи и вопли девочки не долетали до других жителей, иначе потом было бы не избежать неприятных слухов и сплетен. Акеми кричала, что ее друг – Узумаки Наруто, одинокий мальчик, потерявший родителей, а не принесший Конохе множество смертей и разрушений Девятихвостый лис, которого в нем все видят. Что из-за глупых предрассудков Наруто одиноко и больно, из-за отношения к нему взрослых дети сторонятся его и не хотят играть с ним. Акеми долго спорила с отцом на повышенных тонах, защищая своего друга и отстаивая его права, прежде чем Кенсиро нехотя отступил. Скрепя сердце он позволил дочери продолжать дружить с Узумаки, но сам видеть мальчика не желал. Кимико (мать Акеми) была полностью на стороне дочери, но никогда бы не призналась в этом вслух: портить отношения с мужем ей не хотелось.
Какаши отчетливо помнил свой последний разговор с Кенсиро: тот просил позаботиться об Акеми, если с ним и Кимико что-то случится. Тогда Копирующий ниндзя не придал словам друга особого значения… А потом Третий Хокаге отправил Какаши на миссию ранга S, и Хатаке временно забыл о просьбе Кенсиро, с головой уйдя в работу. Какаши вернулся в Коноху через пару недель и сразу же направился к Третьему, чтобы отчитаться о проделанной работе. Сарутоби внимательно его выслушал, кое-что уточнил, а затем огорошил новостью о гибели семьи Айно. Кенсиро и Кимико вместе работали в разведывательном центре Конохи, и их заданием было обнаружить убежище Орочимару. Очевидно, они слишком близко подобрались к змеиному саннину, и, разумеется, ему это не понравилось. Как вражеские шиноби проникли в Коноху, так и осталось загадкой, как и то, откуда Орочимару узнал имена тех, кто за ним охотится. Вероятнее всего, это дело рук его шпионов, но вычислить их пока так и не смогли. Тем не менее, факт остается фактом: Кенсиро Айно, его супруга Кимико Айно и их дочь Акеми Айно неделю назад были убиты и сожжены в своем же собственном доме. Пламя бушевало так, что, пока его потушили, от тел ничего не осталось…

Какаши вздохнул и, спрыгнув с крыши, не спеша направился в сторону резиденции Хокаге: вчера Пятая говорила, что у нее есть для него особая миссия, и велела заглянуть с утра…

@темы: Наруто, Фанфик