14:46 

По воле небес. Глава 4.

Akemi Hatake
«Человек, познавая любовь, рискует познать ненависть»(с) Мадара Учиха.
Название: По воле небес
Автор: Akemi Hatake
Бета: sutsura
Пейринг: Какаши/НЖП, Саске, Наруто, Орыч и др.
Жанр: а черт его знает
Рейтинг: пока неизвестно, в раздумьях
Фендом: Naruto
Дисклаймер: все персонажи принадлежат Кишимото, я только пошалила. Но два новых перса полностью мои!
Размещение: ну, если ЭТО кому-то надо, мне не жалко) Только с этой шапкой и ссылку киньте, куда поместили
Предупреждение: местами жуткий неканон! Техники и прочее могут быть придуманы мной. А, и нецензурная лексика, Хидя виноват :)

Ты нехотя разлепила веки и, широко зевнув, потянулась, а твои мысли сразу заняла миссия: «Тэкс… прошло где-то три дня, как Пейн и Ко отправились проверять убежища Учителя. Если я все верно рассчитала, пройдет еще столько же, прежде чем они вернутся. Может, больше. Даже зная местоположение убежища, его не так-то просто найти: уж Учитель об этом позаботился. Ужас! Еще почти неделя в компании психа-фанатика и дауна в оранжевой маске! Ксо! Эх, и почему Пейн не оставил приглядывать за мной Учиху? Мог бы и облегчить мое второстепенное задание… Впрочем, это и так понятно: Итачи, как ни прискорбно это осознавать, сильнее Учителя, и, если вдруг будет бой, Учиха победит. Даже сам Учитель это уже не раз признавал. Саске я в расчет не беру: он, безусловно, сильный, но недостаточно. Хотя мне кажется, что Саске вряд ли когда-нибудь достигнет уровня Итачи. Как бы ни старался, он всегда будет позади своего старшего брата. Впрочем, кто знает… Может, я его просто недооцениваю? Хм… что-то меня не туда понесло. Ладно, Итачи для меня пока недосягаем, к нему будет очень сложно подобраться и еще сложнее — втереться к нему в доверие. В этом плане мне кажется, что с Пейном будет немного проще. Если у меня получится (а у меня получится) сблизиться с Лидером Акацуки настолько, что наши отношения будут основаны на полном доверии, то я смогу контролировать поступающую информацию об Учителе. Моя миссия заключается в том, чтобы не дать Акацукам слишком близко подобраться к Учителю, Итачи же – второстепенное задание…».
Из дум тебя вырвал невыносимый грохот, затем мат Хидана и оправдывания Тоби. Ты тяжело вздохнула: с этими двумя невозможно ужиться. За три дня ты придумала ровно 1000 и 1 способ кровавого убийства двух Акацук и сама поразилась своей фантазии. Раньше ты не замечала за собой такой кровожадности. Внезапно дверь в твою комнату распахнулась, и через несколько секунд кто-то влез к тебе под одеяло, тихо поскуливая.
— Твою мать! – ошалела ты, разглядывая темную макушку, находившуюся где-то в районе твоей груди. – Тоби! Какого черта? А ну пшел вон!
— Такара-чан! – заныл чудик. – Злой Хидан хочет убить Тоби, а Тоби не виноват! Злой Хидан приказал хорошему Тоби принести гель для волос, но Тоби же не знал, что баночка с клеем выглядела так же! А теперь злой Хидан хочет убить хорошего Тоби! Но Тоби знает, что Такара-чан — очень добрая девочка и спрячет у себя бедного Тоби!
Ты тяжело вздохнула. Чудик уже не первый раз прыгает к тебе в кровать, когда ему… хм… страшно. Впервые Тоби прибежал ночью, два дня назад, когда разыгралась буря. Гром грохотал так, что подземное убежище Акацуки не хило так потрясывало. Тогда ты не стала прогонять Тоби, так как и сама всегда боялась грозы, но назвать причину этого страха не могла. Почему-то тебе казалось, что это страх из прошлого, которое ты не помнишь. Во второй раз Тоби прибежал среди бела дня, спасаясь от разъяренного Хидана. Ты как раз устроила себе дневной сон. Чудик так же запрыгнул к тебе на кровать и схоронился под одеялом, уткнувшись носом в твою грудь. Ты настолько обалдела, что потеряла дар речи. Через мгновение в комнату с воплями ворвался Хидан, но, обнаружив, что ты одна, нахмурился. Даже не отпустив как обычно в твою сторону пошлой шуточки, фанатик выскочил за дверь и продолжил поиски «мелкого паразита». «Не личная комната, а проходной двор какой-то!» — подумала ты тогда. В третий раз Тоби опять прибежал среди ночи, утверждая, что под его кроватью завелся монстр, который хочет сожрать бедного хорошего Тоби. Ты подивилась фантазии этого недоумка и с милой улыбочкой выставила его за дверь.
И вот четвертый раз… «Ками-сама, неужели в мире присутствуют такие дауны?» — подумала ты, пытаясь отцепить от себя Тоби. Тоби отцепляться не желал, и в результате недолгой борьбы вы скатились с кровати. Ты больно ударилась пятой точкой, матерясь так, что если бы тебя услышал Хидан, то непременно тут же скончался бы от зависти, и никакое бессмертие бы не спасло. Тоби повезло больше: он приземлился на тебя и, главное, как… При падении твоя ночная рубашка задралась по самое не хочу, бретелька на правом плече соскользнула почти до локтя, да и Тоби выглядел немного растрепанным. Как так получилось, что твои колени сжали его талию, ты и сама не поняла, его руки уперлись в пол по обе стороны твоих плеч, твои же – в его грудь.
И надо было именно в этот момент в комнату залететь Хидану:
— Бл*дь, ты не видела этого убл… эээ… — глаза фанатика расширились. – Ооо… ты решила сделать из Тоби настоящего мужчину?
До тебя не сразу дошел смысл его слов, Тоби и вовсе молчал: видимо, был в шоке не меньше твоего. Но когда ты поняла, что имел в виду этот пошлый поклонник Дзясина…
— Придурок! – завопила ты. – Ты за кого меня принимаешь?
Хидан пожал плечами и выдал:
— За ох*енную телку с нев**бенной фигурой, которую и отъеб*ть не стыдно. А что?
Внутри тебя все вскипело от злости: нет, Хидан и раньше не стеснялся в выражениях, но сейчас он перешагнул все границы.
— Твою мать, как же вы меня достали! – зарычала ты, пытаясь скинуть с себя Тоби. – Ну, погоди, мазохист прилизанный, дай мне только подняться! Я тебе такую телку покажу, что ты, телок мой недотр*ханный…
— Эй-эй! – перебил фанатик. – Я тебе вообще-то комплимент сделал!
— Да пошел ты! Тоби! Или ты сейчас слезешь с меня по-хорошему, или я…
— Но, Такара-чан такая мягкая! – возразил Тоби. – А эти подушечки – просто прелесть! – с этими словами он… потерся щекой об твою грудь?! Ты тихо ушла в астрал…
— Вот еб*ноид! – заржал Хидан. – Слышь, уе*ок, не умеешь еб*ться – не берись!
— Хидя-чан такой грубый… — протянул Тоби.
Фанатик перестал ржать, а в комнате будто сгустились тучи.
— Хидя-чан? – подозрительно тихо переспросил Хидан. – Хидя-чан… А ну иди сюда, пятих*й восьмикрылый!

Только фанатик сделал шаг в вашу сторону с явным намерением накостылять Тоби как следует, как сам хороший мальчик резво вскочил на ноги и с места задал скипидарную скорость.
— Стоять! – страшным голосом рявкнул фанатик, бросаясь за ним.
— Дурдом какой-то, — прошептала ты, не спеша подниматься. – Ками-сама, пожалуйста, сделай так, чтобы моим напарником стал любой другой Акацушник, но только не кто-то из этих двоих.

***

— Это здесь! – произнес Ямато. – Думаю, вход под той глыбой! – и он указал на громадный валун, гордо лежащий среди деревьев.
— Так чего мы ждем? – воскликнул Наруто. – Вдруг Саске там?
Сакура и Сай промолчали, а Какаши нахмурился:
— Не спеши. Все-таки это логово Орочимару, легендарного саннина: кто знает, что нас там ждет. Мы должны быть предельно осторожны!
— Да к черту! – в ладони Узумаки сформировался разенган. – Я не буду больше ждать! Пусть там хоть тысяча легендарных саннинов, я убью их всех и верну Саске! – с этими словами он сорвался с места и понесся прямо на эту глыбу.
— Наруто, стой! – рявкнул Ямато и попытался схватить Узумаки одной из своих древесных техник. Не успел… От разенгана валун разлетелся на мелкие камешки, а под ногами Наруто обнаружил тоннель, уходящий далеко под землю.
— По крайней мере проблема с входом разрешена… — пробормотал Копирующий.


***

— Как интересно… — протянул Пейн, держа в руках папку с личным делом Такары. – Я вижу, старый змей собирался в спешке, раз забыл уничтожить все улики своего недавнего пребывания здесь. О, да от него не только эта девочка сбежала… Знаешь, Конан, я уже почти поверил, что Такара не шпион.
— А если Орочимару специально оставил эту папку здесь? – предположила Конан, окинув помещение подозрительным взглядом и брезгливо принюхиваясь. М-да… запашок был тот еще: сразу чувствуется, что еще недавно в этой комнате находился труп, об этом говорили не только запах, но и высохшие пятна крови на небольшой медицинской кушетке. Рядом с кушеткой стоял столик, на котором лежало несколько операционных инструментов, на вид довольно старых. Еще в комнате были шкафчики с пустыми колбами и кое-какая медицинская техника. Некоторый беспорядок и забытые документы (а в том, что забытые, Пейн не сомневался), лежащие в одном из ящиков столика, явно указывали на то, что хозяин лаборатории спешил.
— Нет, Конан, — снизошел Пейн до ответа спустя пару минут и раскрыл личное дело Такары. – Оригиналами не разбрасываются, а тем более, если это личные дела своих… скажем, соратников. Правда, есть один интересный момент: в личных делах этих шиноби, — он указал на несколько папок, – есть пометка о том, что они предатели и подлежат уничтожению. А в личном деле Такары такой пометки нет, как и нет записи о каком-либо новом задании. Последнюю миссию девочка выполнила полгода назад, и с тех пор – ничего. К чему бы это?
Конан пожала плечами:
— Может, Орочимару думает, что Такара вернется? То есть он отдаст приказ о ее уничтожении только в том случае, если будет полностью уверен, что девочка больше не собирается служить ему верой и правдой. Впрочем, скорее всего, Орочимару это уже понял, раз сбежал, прихватив вещички. Кстати, кажется, у нас гости.
Пейн нахмурился:
— Знаю, пятеро их Конохи. И девятихвостый там… Пожалуй, отложим нашу встречу: ловить Кьюби еще рано, — Лидер положил папку на место и направился к выходу.
— Ты не заберешь данные о Такаре с собой? – спросила Конан.
— Зачем? Я узнал все, что хотел. Идем, Конан, надеюсь, что нашим друзьям повезло больше, и они обнаружили хотя бы намеки на то, где сейчас может быть Орочимару.

***

Когда Пейн и Конан добрались до точки сбора организации, там уже были Итачи и Кисаме.
— Нашли что-нибудь? – поинтересовался Лидер.
— Ничего, — ответил Учиха. – Убежище довольно старое и, к тому же, полуразвалившееся. Там нет ничего, что могло бы помочь нам в поисках.

— Нам повезло немного больше, — произнесла Конан.
— Об этом потом, когда вернемся, — Пейн чуть усмехнулся. – Не уверен, что остальные тоже что-нибудь обнаружат, хотя… Чем черт не шутит. По-крайней мере, мои подозрения относительно Такары немного развеялись. Пожалуй, я предложу ей вступить в Акацуки, только устрою небольшой экзамен.
— Экзамен? – немного удивился Кисаме. – И какой?
— Он будет проходить в три этапа, — Пейн на секунду задумался. – Думаю, это будет очень интересно… А возможно, даже и весело.
Конан удивленно приподняла бровь:
— Не хочешь ли ты сказать, что…
— Первый этап – и он же самый важный — бой с одним из нас: я хочу своими глазами увидеть все, на что эта девочка способна.
— И с кем ей предстоит драться? – спросил Итачи.
— С Тоби, — ответил Лидер.
— Тоби??? – Кисаме поперхнулся воздухом, затем захохотал. – Лидер–сама, когда я впервые увидел эту девочку, я почувствовал, что ее уровень далеко не маленький. Вам бедного мальчика не жалко?
Пейн позволил себе мимолетную улыбку:
— Тоби не так-то прост, как кажется, и ранить его практически невозможно. Я хочу, чтобы он довел Такару до такой степени, чтобы девочка потеряла контроль над своими эмоциями и ее ярость вырвалась наружу. Мне нужно, чтобы Такара дралась не на жизнь, а на смерть.
«Мадара будет в восторге! — скептически подумал Итачи. – Конечно, девочка не сможет его убить: уровень не тот, но вот больно будет, причем ему. Тоже мне, конспиратор нашелся… Такара, как мне кажется, далеко не глупа и быстро выяснит слабое место его пространственной техники. Но сможет ли Такара перехитрить Мадару? И ударить именно в тот момент, когда он материализуется?»
— Ладно, а что за второй этап? – поинтересовался Кисаме.
Пейн на секунду задумался:
— В принципе, ничего особенного: всего лишь небольшая помощь Какудзу. Задание тоже даст он.
— Убийство ради денег? – безразлично спросила Конан.
Лидер кивнул:
— Скорее всего, а там черт его знает, что Какудзу придумает. Ну, и третий этап – ловля джинчурики. Если Такара справится, я официально приму ее в организацию Акацуки. Какудзу и Хидан как раз скоро пойдут ловить двухвостую, таким образом, девочка выполнит сразу два этапа. После поимки джинчурики, я передам Такару в ваши руки. Итачи, следи за ней: несмотря ни на что, я не могу ей полностью доверять.
Учиха кивнул, подумав, что ему непременно нужно поговорить с девушкой о Саске. Но это будет потом…

***

— Здесь никого нет! – Наруто раздраженно пнул дверцу небольшого шкафчика. – Черт!!!
— Похоже, мы опоздали, — Какаши оглядел беспорядок, царивший в помещении. – Хм… собирались в спешке. И, судя по обстановке, это была лаборатория.
Хатаке чувствовал, что вот буквально несколько минут назад здесь кто-то был, и явно не Орочимару. Возможно, даже Акацуки: насколько Какаши знал, саннин тоже когда-то состоял в этой организации, но потом ушел. Однако оттуда так просто не уйдешь, если только на тот свет, так что, гоняют Орочимару и наши, и ваши… На секунду Копирующему стало даже жаль змеиного саннина. Сакура, Сай и Ямато проверяли другие помещения, но вряд ли они что-либо найдут: если что-то и было, тот, кто находился здесь до них, это забрал.
— Почему? – прошептал Узумаки. – Почему, как только мы становимся на шаг ближе к Саске, он тут же отдаляется от нас на два?
Какаши не ответил, увлеченно листая какую-то папку, которую нашел в одном из ящиков небольшого хирургического столика. Папка была довольно увесистая, при желании ею и убить можно, а внутри лежало несколько личных дел подчиненных Орочимару. «Хоть что-то, — подумал Хатаке. – О, шиноби-предатели, подлежащие уничтожению. Нет, все-таки мне жаль легендарного саннина: мало того, что многие желают его смерти, так еще и свои же придают. Нелегка доля злодея… Так, что-то я отвлекся. Перечеркнутые фотографии, скорее всего, означают, что предатель уничтожен, но есть и те, кто пока гуляет на свободе. И что нам это дает? Ровным счетом ничего! Не думаю, что кто-то из бывших шиноби Орочимару знает, где он может прятаться в настоящее время».
Какаши перелистнул очередную страницу и вдруг ошарашенно замер: с фотографии на него взирала девятилетняя девочка, но в ступор ввело не это, а то, что девочка была ему знакома. «Такара Куроки.» — было написано в левом верхнем углу личного дела. Копирующий лихорадочно пролистал еще несколько страниц в надежде, что ему просто показалось, но фотографии, сделанные по одной в год и показывающие взросление девочки, говорили об обратном. Чем Такара становилась старше, тем явственнее в ней проявлялись черты старого друга Какаши – Кенсиро Айно, убитого вместе со своими женой и дочерью семь лет назад рукой Орочимару. «Не может быть! — Какаши вернулся к первому листу личного дела девочки. – Нет, она просто похожа… Орочимару не стал бы оставлять кого-либо из семьи Айно в живых, если только не… — Хатаке прикрыл глаза. – Хорошо, предположим, Такара – это Акеми Айно, чудом выжившая в ту ночь, но как, черт возьми, она попала в лапы Орочимару? Даже если он понаобещал ей золотые горы, стала бы она служить ему, убившему ее родителей прямо у нее на глазах? Что-то не так… Что-то не сходится…».
— Какаши – сенсей! – вырвал его из дум обеспокоенный голос Наруто. – С Вами все в порядке?
— Да, наверное… — рассеяно отозвался Хатаке.
Узумаки нахмурился и сунул нос в папку, которую просматривал сенсей. Когда его взгляд наткнулся на фотографию девятилетней девочки… Наруто выхватил документы из рук Какаши и принялся лихорадочно листать страницы, повторяя реакцию Копирующего.
— Это невозможно! – словно в бреду повторял Узумаки. – Она ведь… Ее ведь…

Он вновь посмотрел на фотографию девочки, а в душе вдруг разлилось странное тепло. Теперь Узумаки понял, что мешало ему отпустить Акеми, оставив о ней лишь светлую память: чувство веры в то, что подруга детства жива, просто Наруто почему-то не смог распознать это чувство правильно, думая, что это просто отголосок старой не затянувшейся раны. Четыре года со дня смерти Акеми он прожил, терзаемый болью потери и одиночества, а общение с Хинатой сошло на нет. Возможно, будь Хьюга чуточку смелее, они бы вместе пережили потерю своей подруги, но Хината боялась, что Наруто оттолкнет ее, и получилось так, что они отдалились друг от друга. А потом появился Саске – вечный соперник и лучший друг Наруто после Акеми. Но и тут счастье длилось недолго: движимый местью старшему брату за свой уничтоженный клан, Учиха предал Коноху и друзей ради силы, уйдя к Орочимару. Наруто пытался тогда остановить своего друга, но это кончилось тем, что Саске чуть было ни убил Узумаки и все равно ушел. С тех пор прошло еще три года, а Наруто так и не оставил попыток вернуть Учиху домой: джинчурики верил, что сможет вырвать Саске из лап Орочимару. Наруто потерял Акеми и не хотел терять еще и Саске, отдавая его в похотливые ручки змеиному саннину. А теперь выясняется, что…
— Наруто! – на его плечо легла рука Какаши. – Мы разберемся. Может, это не Акеми, а…
— Это она! – перебил Узумаки. – Я уверен! Я же помню ее! Помню так, как будто только вчера видел! – он посмотрел на сенсея глазами Лиса. – Почему, Какаши-сенсей? Почему он забирает самых дорогих мне людей? Акеми, Третий, Саске… Почему этот змеиный старпер никак не сдохнет? – голос джинчурики больше напоминал рычание девятихвостого, а тело начала покрывать чакра Лиса.
— Наруто, успокойся! – велел Какаши, когда сформировался первый хвост. – Акеми жива, и это самое главное! Мы найдем ее, найдем Саске и вернем обоих в Коноху…
— Вы сами-то верите в то, что говорите? – зарычал Узумаки. – Прошло семь лет! Семь!!! У меня и Саске – то не получается вернуть уже три года, а…

Хлоп! Какаши налепил на лоб Наруто подавляющую печать. Пара секунд — и чакра девятихвостого исчезла, а джинчурики, резко обессилев, опустился на колени.
Хатаке тут же присел рядом с ним:
— Как ты?
— В порядке… вроде бы… — неуверенно отозвался Наруто и вдруг спросил. – Какаши-сенсей, а вы-то откуда знаете Акеми?
— Не думаю, что сейчас подходящее время и место для этого разговора, — Хатаке вздохнул. – Если ты не против, мы поговорим об этом, когда вернемся в Коноху. А папку я заберу с собой: надо как следует изучить информацию, которую мы нашли.
— Только… бабке Цунаде не обязательно же знать сейчас про Акеми, правда? – хмуро спросил Узумаки.
Какаши усмехнулся, что было заметно даже под маской:
— Если бы она тебя услышала, ты бы недели на две лег в больницу.
В этот момент к ним присоединились остальные члены команды: Ямато, Сакура и Сай.
— Какаши-семпай, — начал Ямато. – Мы обыскали все убежище, но не нашли ни малейшего намека на то, где сейчас может быть Учиха Саске.
— Что ж, я не удивлен, — ответил Хатаке и, поднявшись на ноги, забрал у Наруто найденные документы. – Мы обнаружили несколько личных дел подчиненных, предавших Орочимару, но я не уверен, что эта информация может нам как-то помочь в поисках Саске. В любом случае мы обязаны передать документы Хокаге, а уж решать, что с ними делать, будет она сама.
— Наруто, все в порядке? – вдруг спросил Сай, заметив, что Узумаки выглядит не лучшим образом.
— Все нормально, Сай, — Хатаке не дал Наруто и рта раскрыть. – Просто произошел небольшой инцидент, но теперь все хорошо!
— Снова девятихвостый? – разволновалась Сакура.
Какаши страдальчески вздохнул:
— Сакура, я же сказал, что все хорошо, не стоит беспокоиться.
— Да, Сакура-чан! – весело воскликнул Наруто, улыбаясь. – Я в полном порядке, не нужно…
Мгновение — и бедный джинчурики прошиб спиной стену: Сакура как всегда на высоте.
— Идиот! – рявкнула девушка. – Я тут за него волнуюсь, переживаю, а он еще и улыбается!
— Все-таки девушки бывают такие истеричные, — произнес Хатаке на грани слышимости, глядя, как Харуно устраивает несчастному Узумаки разбор полетов. Ямато и Сай с ним согласились.


@темы: Фанфики, Наруто

URL
   

Мой Дневник

главная