18:11 

Новая эра. Глава 16, часть 2

Akemi Hatake
«Человек, познавая любовь, рискует познать ненависть»(с) Мадара Учиха.
Название: Новая эра
Автор: Marina Hatake
Бета: Xlopyshka
Пейринг: Темный лорд/НЖП, и др.
Жанр: а черт его знает
Рейтинг: а черт его знает
Фендом: Гарри Поттер
Статус: в процессе
Дисклеймер: увы, не мое, я взяла только поиграться
Размещение: Да ради Бога, мне не жалко, только с этой шапкой

Дэмиан задумчиво бродил по их с братом общей комнате, то и дело хмурясь. Буквально полчаса назад он подслушал разговор, не предназначавшийся для его ушей и теперь обдумывал все, что смог услышать. Мальчик до сих пор винил себя в случившемся и боялся подойти к матери, стараясь всячески ее избегать. Он понимал, что не может бегать вечно, что когда-нибудь надо собраться с духом и попросить прощения за все, что он сделал, но Дэмиан не мог просто так подойти. Нужно сделать что-то такое, что перевесит его проступок и тогда…
Дэмиан вздохнул:
- Кажется, я опять собираюсь влезть, куда не следует…
- Разговариваешь сам с собой? – весело спросили откуда-то сбоку.
Дэмиан подпрыгнул от испуга и резко посмотрел в сторону говорившего:
- Салазар! Нельзя же так пугать!
- Прости, - брат уселся в кресло. – Дэмиан, что ты опять замышляешь?
- С чего ты взял, что я что-то замышляю? – недовольно пробурчал Дэми.
- Я прекрасно знаю этот твой взгляд! – Салазар нахмурился. – Дэмиан, ты странно себя ведешь в последнее время. Что с тобой? Ты, конечно, провинился, но ведь все обошлось: Арес нас всех спас от демона, Каратель тоже мертв…
Дэмиан тяжело вздохнул:
- Прости, Сал, я не все рассказал тебе… понимаешь…

Кажется, она спала… Белла почувствовала, как медленно и неохотно отступает окутывающая тьма, слышала, как незнакомые голоса что-то произносят нараспев, слышала, как Фалаар зовет ее по имени. Что происходит? Что с ней? В груди больно – колит сердце. Женщина пытается пошевелиться, но все тело будто онемело. Она пытается вспомнить прошедшие события, и память услужливо подсовывает одну картинку за другой. Вот отряд из магов и ассасинов приближается к заброшенному домику, где их встречают Мстители – слуги Карателя. Начинается жестокая битва. Всюду летят заклинания, поле боя заполонил дым, везде слышатся крики и стоны умирающих. Под напором ассасинов Мстители отступают, но им некуда бежать, - они окружены. Отчаявшись, Мстители начинают ожесточенно бросаться заклинаниями, стараясь унести с собой в могилу как можно больше врагов. Но что может кучка грязнокровок против закаленных в бою магов и самых опытных убийц?
Белла вспомнила, как послала Аваду в одного из Мстителей, как внезапно раздался крик Рудольфуса… а дальше – темнота.
- Белла, ты меня слышишь?
Кто-то зовет ее? Ах да, Фалаар… но как он здесь оказался?
Женщина нехотя открывает глаза и видит встревоженное лицо склонившегося над ней Главы клана ассасинов.
- Белла, слава Мерлину, ты очнулась! – Фалаар облегченно вздохнул, затем посерьезнел. – Как ты себя чувствуешь?
- Ужасно, - слабо ответила женщина, и попыталась осмотреться. – Где я?
- В своей спальне, - ассасин опустил глаза, когда Лестрейндж непонимающе посмотрела на него.
Тут взгляд женщины прошелся по колдомедикам, и по обстановке в целом. Белла почувствовала, как все похолодело внутри. Напряжение, царившее в комнате, сильно ей не нравилось. Шестым чувством женщина понимала, что случилось нечто непоправимое. Да и этот виноватый взгляд Фалаара…
- Что случилось? – взволнованно спросила Лестрейндж. – Как я здесь оказалась? Я помню только битву… а потом крик Рудольфуса. И вот очнулась я уже здесь. Где Рудольфус? С ним все хорошо?
Фалаар глубоко вздохнул и выразительно посмотрел на колдомедиков. Те, поняв, что от них требуется, поочередно вышли из комнаты, тихо прикрыв дверь. Ассасин отошел к окну и с тоской посмотрел на кроваво-красный закат. Фалаар совершенно не представлял, как преподнести Белле новость о том, что ее муж…
А колдомедики молодцы! Они провели сложнейший ритуал и за несколько часов смогли вывести Белатрикс из состояния комы. Еще пара дней и женщина встанет на ноги. Но стоит ли ей говорить сейчас о том, что Рудольфус теперь в ином мире? Или отложить эту печальную весть на потом? И почему она в первую очередь спросила о нем? Неужели что-то почувствовала? Фалаар знал, что многие маги часто устанавливают между собой ментальную связь, чтобы чувствовать друг друга даже на расстоянии и в случае опасности успеть прийти на помощь. Но была ли такая связь между Рудольфусом и Беллой? Скорее всего, да – все же они связаны узами брака…
Пока ассасин решал для себя столь непростую задачу, Белла требовательно смотрела в его спину, и он ощущал этот пронизывающий взгляд, от которого хотелось убежать как можно дальше. Прикрыв глаза, Фалаар решил, что нет смысла скрывать что-то, рано или поздно Белатрикс ведь все равно все узнает. Да и женщина очень не любила тайн, не любила, когда ее держали в неведении. Если ассасин не расскажет ей о Рудольфусе сейчас, то потом Белла оттолкнет его от себя, а этого Тодески жутко не хотел.
Вздохнув, Фалаар повернулся к Белле и тихо произнес:
- Рудольфуса больше нет, Белла… мне жаль…
Глаза женщины широко распахнулись, и она неверяще посмотрела на него. На несколько минут воцарилось молчание, затем Лестрейндж с трудом села в кровати. Фалаар не стал мешать и говорить, что ей еще рано двигаться, понимая, что женщина сейчас чувствует. Он и сам через такое прошел. Потеря любимого человека – это всегда шок, боль и слезы. Неверие в происходящее и желание вернуть прошлое. Протест против реальности, в которой уже нет тех, кого мы любим. И если нет того, кто сможет поддержать в эти самые тяжелые мгновения, мы замыкаемся в себе, в своем маленьком безопасном мирке, где нет места страшной реальности, но есть все те, кого ты потерял. Так мы сходим с ума, не в силах пережить потерю дорогого человека…
Внезапно раздался жуткий вой и Фалаар невольно вздрогнул. Человек не может так выть… выть волчицей раненной точно в сердце. Волчицей, потерявшей свою пару. Ассасин осторожно приблизился к женщине, закрывшей лицо руками и раскачивавшейся взад-вперед, и, присев на кровать, крепко обнял Беллу, давая свою поддержку. Давая понять, что она не одна, что он поможет ей пережить это.
- Почему? – захлебываясь рыданиями, вопрошала Лестрейндж. – Почему он? Почему не я? Почему я выжила, а он умер?
- Это его выбор, - тихо ответил Тодески.
- Выбор бросить меня?
- Его сердце всегда будет с тобой. Он будет жить в тебе, Белла, всегда!
- О чем ты? – женщина высвободилась из объятий ассасина, чтобы посмотреть ему в глаза.
Фалаар ответил твердым взглядом:
- Его сердце помогло тебе выжить. Когда тебя привезли сюда, ты находилась в магической коме. Требовалось сильное сердце, способное выдержать ритуал выведения из комы, так как твое отказало бы еще на начальном этапе, и ты тогда бы погибла. Я предложил свое сердце, но Рудольфус… он настоял на том, что спасет тебя сам. Его сердце оказалось идеальным, и колдомедики провели сложную операцию по пересадке сердца, после чего вывели тебя из состояния магической комы. Рудольфус отдал свою жизнь за тебя, Белла, и надеялся, что ты не станешь жить прошлым, а будешь смотреть в будущее. Ты не должна запираться в себе. Сейчас плохо и больно, я понимаю это, но позволь мне помочь тебе пережить эти мгновения. Я не настаиваю на чем-либо, просто позволь мне позаботиться о тебе…
Белла долго смотрела на него, ее лицо ничего не выражало, и ассасин понимал, что ей нужно время, чтобы все осмыслить, чтобы научиться жить без Рудольфуса. Понимал и принимал. И также понимал, что сейчас женщине нужно побыть одной.
- Просто позови, если что-то понадобится, - тихо шепнул он и, поднявшись, вышел из комнаты.

Он сидел за своим столом, в кабинете, и разбирал бумаги, когда почувствовал, как чья-то душа отчаянно борется за свое место на земле. Это было странно, ведь той душе еще рано покидать этот свет. Но самое странное было то, что случилось это на его территории. Интересно, каким образом сюда мог кто-то проникнуть? Он встал из-за стола и, смачно зевнув, потянулся. Эх, придется разбираться… а он-то надеялся, что на сегодня его работа закончена. Вот плюнет он на все, возьмет и уйдет в отставку! М-да, мечтать, как говорится, не вредно… не пустят его в отставку: слишком многое от него зависит. Целое равновесие мира, шутка ли! Даже двух миров: мира живых и мира мертвых. Власть – это, конечно, приятно, но порой так утомляет… еще бы, пахать несколько столетий подряд без отпуска. Можно найти себе временного преемника и умотать куда-нибудь, расслабиться, но потом за этим преемником столько разгребать придется! Знаем уже, пробовали. Чтобы исправить все ошибки, пришлось целую цивилизацию стереть с лица земли, а потом заново все создавать. Хорошо хоть, что это всех Высших сил касалось, а не только его, а то пришлось бы в одиночку справляться. Нет уж, лучше без отпуска…
- В свое время я покину этот пост, - сказал он сам себе. – А пока нет достойного преемника, что поделать, буду пахать…

Когда Дэмиан закончил свой рассказ, Салазар только и мог, что ошарашено пялиться на брата, как на восьмое чудо света. При этом его челюсть была где-то далеко в районе пола. Дэми не смог сдержать смешка, настолько глупо сейчас выглядел его брат.
- Челюсть подбери, - ехидно проговорил Дэмиан. – И глаза не забудь закатить обратно.
Салазар послушно захлопнул рот и нахмурился:
- Знаешь, Дэми, порой твои шутки переходят все границы! Ты сам-то понял, какую историю сочинил?
- Ничего я не сочинил, - обиделся брат. – Все так и есть. Ксирон разгуливает в теле нашего папы, а папочка – в теле Ксирона. И теперь Арес придумывает способ вернуть отца в свое тело, а Ксирона – в свое. И чтобы при этом никто не пострадал от руки демона. Блондинчик настаивает на союзе с Ксироном, но отец предложил более лучший вариант, как мне кажется: призвать Ангела Смерти и заключить с ним договор. Правда, есть подвох: если душа демона по каким-то причинам не придется Ангелу по вкусу, то он вправе забрать и душу призвавшего его. Но зато демон будет навечно запечатан в Сосуде Смерти. Малая жертва ради защиты Магического мира.
- Да кто же на такое согласится? – хмыкнул Салазар. – Я читал об этом: душа призвавшего будет томиться в вечных муках в крепости Ангела Смерти. Он, конечно, может отправить душу в Ад или Рай, но еще не было ни одного случая помилования с его стороны. Все, кто заключали с ним контракт, остались в его крепости. Не думаю, что с тех пор он стал добрее…
- Но ведь не все об этом знают, - пожал плечами Дэмиан. – В конце концов, можно понаобещать золотых гор какому-нибудь неграмотному Пожирателю, - а их немало! – и тот все сделает, как миленький!
- Фу, Дэми! – Сал сморщился. – Нельзя же быть таким кровожадным!
Брат отвел взгляд:
- Я хочу искупить свою вину перед всеми вами: ведь если бы я был умнее, то не поддался бы на уловку Карателя, и нам бы сейчас не угрожала война с демоном. Отец меня простил, но мама… ведь я собирался помочь устранить Хозяина Магии, нашего брата…
- Это все в прошлом, Дэмиан! – твердо сказал Салазар. – Главное, ты осознал свою ошибку! Ты же знаешь нашу маму: она нас любит и всегда прощает. Если уж отец простил, то о маме даже не беспокойся! Я уверен, она уже тебя простила, ты только подойди к ней, а там уж разберетесь.
- Ты так думаешь? – Дэмиан неуверенно посмотрел на брата. – Все же я совершил…
- Да что ты заладил: совершил, совершил… - вспылил Сал. – Что было, то прошло! Хватит уже ныть, давай, топай к маме! А то я в тебя Империо швырну!
Дэми слабо улыбнулся:
- Оно на меня не действует, ты же знаешь…
- Зато Круцио ох как подействует! Топай, давай!

Том хмуро смотрел на пришедшие по почте покупки. По-крайней мере теперь он точно знал, где была Лиа, так как только она способна потратить кучу денег на ерунду. Темный лорд, конечно, не обеднел, но все равно он не одобряет подобные траты. Некоторые покупки представляли собой подарочный вариант и даже были подписаны. Ясно, почему их доставили в покои Темного лорда и его леди: Лиа готовила всем сюрприз и не хотела, чтобы кто-то увидел подарки раньше времени. А так как они доставлены в общие покои, Том сделал вывод: Лиа посвятила «своего мужа» в план… и, похоже, утащила его собой в Косой переулок.
Так, ладно, покупки доставлены, но где же сама Лиа? Почему ее все еще нет? А вдруг этот демон что-то с ней сделал? Нет! Он бы не посмел! Ксирон хочет получить свое тело обратно, он не стал бы так рисковать, зная, что, если с Лиа что-то случится, Том свернет ему шею, наплевав на последствия. Но тогда где они? А если… если они сейчас где-нибудь развлекаются? Лиа ведь не знает, кто сейчас в теле ее мужа и вполне вероятно, что…
Том почувствовал, как начинает закипать от гнева, руки сжались в кулаки, а перед глазами, как назло, бурно разыгралось видение, где Лиа млеет в объятиях демона. Впервые Темный лорд пожалел, что у него такая насыщенная фантазия. Ярость переполняла его, хотелось что-нибудь разбить… например, физиономию одного ассасина, считающего себя умнее всех. Или подпортить мордашку известному блондину, который напортачил с заклинанием… а лучше – обоим сразу! Чтобы впредь неповадно было!
Героическим усилием воли Том заставил себя успокоиться. Он отыграется потом, сейчас важнее – найти Лиа!

Рассказ Ареса вверг драконов в глубокую задумчивость. Никто из них такого не ожидал, но чего только в Магическом мире не случается…
- Ты нашел выход из сложившейся ситуации? – нарушил тишину Декордианис.
Юноша кивнул:
- Да, но мне понадобится Серебряный дракон для стабилизации моей магии.
- А другой дракон не подойдет? – поинтересовался Мрак. – Ведь когда Ксирон получит свое тело обратно, он тут же нападет, а Драко будет истощен после стабилизации. И не сможет ему противостоять. А для битвы с демоном Серебряный должен находиться в полной боевой готовности, иначе нам всем конец. Жаль, что ты уже не сможешь снова использовать свое заклинание, было бы гораздо проще: Драко продолжал бы поддерживать стабилизацию, а ты бы, как следует, шибанул Ксирона…
Арес вздохнул:
- Увы, совладать с моей магией может только Серебряный дракон.
Ящеры переглянулись, и по их взглядам Арес понял, что драконы что-то между собой обсуждают. И их обсуждение, видимо, не для его ушей. Ящеры скажут лишь ответ, не более…
Решив не мешать драконам, Арес отошел в сторонку и, подняв взгляд, невольно залюбовался ночным небом.



Блондин еще никогда не видел таких ярких звезд: в его времени небесные огни были тусклыми и безжизненными.
- Только бы у меня все получилось! – прошептал Арес. – Я жизнь готов отдать за то будущее, где все мои близкие живы!
Юноша прикрыл глаза, ощущая, как легкий порыв ветра ласково теребит его волосы. Как нежные руки матери. Матери, которая отдала жизнь за него…
Арес часто просил Магию показывать ее воспоминания, связанные с Лиа, и он часами наблюдал за мамой. Наблюдал, как она смеется, как отчитывает Дэмиана с Салазаром, как любяще улыбается Темному лорду…
И его сердце наполнялось болью от того, что ее нет с ним. Аресу очень не хватало материнского тепла, он чувствовал себя одиноким, несмотря на то, что с ним были дядя Фалаар и Темный лорд, которого после он стал называть отцом. Не было его старших братьев, не было праздников и подарков, не было детства. Ареса практически с пеленок готовили к решающей битве, и его подготовка была весьма жесткой. Юношу в основном воспитывал дядя Фалаар, Том же путешествовал по миру в поисках союзников. Немногие, даже те, чьи рода когда-то принесли клятву верности Хозяину Магии, отваживались выступить против одного из сильнейших демонов.
Арес вспомнил, как дядя гонял его на тренировках. Ассасин был весьма суров и заставлял блондина выкладываться по полной. Лишь убедившись, что Арес при всем желании не может пошевелить даже пальцем от усталости, дядя оставлял его в покое. И то, - ненадолго. Зато при таком жестком обучении блондин мог дать фору любому из ассасинов. Кроме главы клана, конечно. Тут Арес, как ни старался, но так ни разу и не смог победить дядю Фалаара. Только один раз, применив силу Хозяина Магии, блондин смог уложить ассасина на лопатки. Правда, дядя сильно на него обиделся за это, заявив, что так нечестно и вообще… пусть тренируется в использовании силы на ком-нибудь другом.
Арес улыбнулся своим мыслям. Теперь жизнь того времени казалась далекой и недосягаемой. Как будто все, что тогда случилось – случилось и не с ним вовсе. И только страх, который преследовал его с детства, напоминал, что дорога каждая минута. Если блондин оступится, если все его усилия пропадут даром, - то будущее вернется и Аресу вновь придется ждать удобного момента, чтобы попасть в прошлое. А перемещения сокращают жизнь… и, чем больше расстояние, измеряемое годами, тем больше сокращается жизненный цикл перемещающего. Так что Хозяину Магии нельзя ошибаться, - слишком многое поставлено на кон. А Арес уже успел ошибиться, когда не учел того, что его магия нестабильна в этом времени, и тем самым подверг опасности будущее, которое так тщательно планировал. Интересно, а какие будут Салазар с Дэмианом, когда вырастут? Невольно перед глазами юноши замелькало одно из воспоминаний Магии… тот страшный день, - когда Лоанмарская цитадель превратилась в руины, а все ее обитатели были безжалостно убиты. Но самое страшное, - убийство одного брата другим…

Flashback
Дым, гарь, запах обожженной плоти, черная голая земля… поле битвы. Нет, не так: поле жестокой резни. В сером небе то и дело вспыхивали молнии, гремел гром, но дождя не было. Повсюду лежали мертвые тела или то, что от них осталось. Пожиратели Смерти, ассасины, вервольфы и еще множество других рас. Наверное, и вампиров тоже пало немало. Арес почувствовал, как паника и страх накрывают с головой, сердце сжалось, а на глазах выступили слезы. Тот мир, который был раньше, во всех его красотах… ничего не осталось. Только пепел. И мертвые.
Юноша несмело сделал несколько шагов к тому, что раньше было цитаделью. На ее руинах лежали тела драконов, которые до конца защищали это святое для них место, а в самом центре – изуродованное тело Серебряного с вырванным сердцем. Неужели всего лишь один демон способен на такое? Несмотря на то, что он один из самых могущественных?
Пересилив желание выскользнуть из воспоминания, Арес прошел дальше, хотя каждый шаг давался ему с трудом. Дойдя до того места, где раньше была библиотека, юноша не смог сдержать слез, увидев отчаянно плачущего младенца. Рядом с ним лежала мертвая женщина, но даже после смерти она крепко прижимала сына к себе, словно старалась защитить. Неподалеку догорал ценный фолиант, содержавший информацию о Серебряных драконах. Именно в нем Лиа обнаружила ритуал переноса связи с Хозяина Магии и дракона на другого мага. И она успела: младенец жив, а все ужасающие раны, нанесенные Серебряному, покрывали и ее тело.
Арес опустился на колени и попытался прикоснуться к матери, но его рука прошла насквозь. Это ведь всего лишь воспоминание… но, Мерлин, как же больно это видеть!
- Дэмиан! – вдруг раздался крик.
Подняв голову, юноша огляделся, но руины мешали что-либо увидеть. Тогда он встал на ноги и побрел туда, откуда услышал имя старшего брата. Увиденная картина заставила Ареса замереть: Салазар бежал к невысокому холму, где сквозь туман угадывались нечеткие линии фигуры. Но вот туман рассеялся, являя погибшему миру Дэмиана, - Темного принца. Во взгляде мальчика читалась жестокость, черты лица будто заострились, а вокруг глаз залегли тени. Не добежав до брата буквально пары метров, Салазар остановился, неуверенно сжимая волшебную палочку в руке.
- Дэмиан, - тихо повторил он.
- Не думал, что ты еще жив… - голос ледяной, хриплый.
У Ареса возникло ощущение, что это не Дэмиан, это кто-то другой внутри него. Кто-то, кто захватил его душу и разум, и не желает отпускать.
- Что ты наделал, Дэми? – Салазар с ужасом смотрел на брата. – Зачем? Почему ты предал нас всех? Почему помог Карателю призвать демона? Нет! Я не верю, что это ты! Ты же не такой! Кто-то управляет тобой, ведь так?
- Ты так во мне уверен? Ты ошибаешься, Салазар, это я… другой я. Я изменился, я уже не тот мальчишка, каким был раньше, и мне это нравится! Я был слеп, но явился он – Величайший лорд! Он открыл мне глаза на этот насквозь прогнивший мир! Человек, - неважно, маг или маггл, - это вирус, болезнь, которую надо уничтожить. Люди все только разрушают, им нет места на земле! Им вообще нет нигде места!
- Зачем ты так говоришь? Ведь ты тоже…
- Я уже не человек! – холодно оборвал брат. – Ксирон поделился со мной своей силой. Это так здорово, ощущать, как в твоих венах бурлит кровь демона… И ты тоже можешь это почувствовать, Салазар. Тебе надо лишь признать нового Бога. К тому же… я твой родной брат, неужели ты мне откажешь? Соглашайся, Салазар, и мы будем неразлучны, как раньше. Мы будем уничтожать вирус вместе, нас будут бояться другие расы, перед нами склонятся даже гордые эльфы! Решайся, Салазар… - и он протянул руку, предлагая младшему брату взяться за нее.
Сал долго смотрел на Дэмиана взглядом, полным нерешительностью и смятением. Все это время Дэми терпеливо стоял с протянутой рукой, уверенный в том, что брат пойдет за ним. Так всегда было. Будет и сейчас.
- Я не могу, Дэмиан, - внезапно нарушил тишину Салазар. – Этот монстр убил всех: наших друзей… наших родителей. Неужели после этого ты готов пойти за ним? Он уничтожает мир, к которому стремился отец! Мир, ради которого проливались реки крови невинных! Неужели ты…
- Довольно! – Дэмиан опустил руку. – Ты разочаровал меня, брат… я надеялся, что мы всегда будем вместе, но ты предал наши узы! С этой минуты ты считаешься вирусом, а вирус уничтожают!
- Что? – выдохнул Салазар, и в ту же секунду ему пришлось уворачиваться от зеленого луча Авады.
Каким бы не стал Дэмиан, но Сал не мог заставить себя поднять палочку против брата. Он вновь попытался воззвать к разуму Дэми, но тот не стал слушать. Следующее заклинание сбило Салазара с ног, а волшебная палочка, выпав из ослабевших пальцев, откатилась в сторону. Мальчик почувствовал себя обреченным, из него внезапно ушли все силы, стало все равно: умрет он или останется жить. В этот момент Салазар понял, что брата не вернуть, а без него жизнь не имела смысла. Зачем жить, если все, кого он любил, мертвы? Дэмиан тоже мертв. Это всего лишь его оболочка, в которой нет души. Разве без души живут?
Ударом ноги Дэмиан заставил брата перевернуться на спину и застонать от боли. Салазар посмотрел в такие родные глаза и прикрыл веки. Он не будет смотреть, как его убивает собственный брат. Только бы это произошло поскорее!
- Мама, папа… - сорвалось с его губ.
Однако время шло, а ничего не происходило… Салазар рискнул открыть глаза и увидел, что лицо его брата странно скривилось, а рука с палочкой дрожит. Будто Дэмиан борется сам с собой. На секунду в его взгляде исчезла жестокость, оставляя место… боли?
- Салазар, - едва слышно прошептал Дэми. – Прости… я не в силах… оно убьет тебя, беги, пожалуйста! Уходи! – внезапно он схватился за голову и, упав на колени, жутко закричал.
Салазар тут же вскочил на ноги, превозмогая боль, и склонился над братом:
- Дэмиан? Это ты? Что с тобой? Ты слышишь меня? Дэмиан! – только он коснулся плеча Дэми, как какая-то сила отбросила его назад на несколько метров.
Дэмиан увидел, как его брат налетел на небольшой валун, затем безжизненно сполз по нему, оставляя кровавый след… пустой взгляд устремляется в мрачное небо, а на лице застыло выражение боли. Не меньше минуты Дэмиан смотрел на него, мозг отказывался осознавать смерть любимого брата. Смерть, которая была на его, Дэми, совести.
- Салазар! – закричал он, и бросился к брату.
Он тряс его, что есть сил, и умолял не бросать его, ведь как же так? Они не могут разлучиться, они близнецы! Сколько всего они пережили, сколько шуток провернули, сколько клялись друг другу, что всегда будут вместе, что никто и никогда не разлучит их! Ругались, даже иногда дрались, но всегда мирились, всегда были вместе!
Дэмиан невольно посмотрел на свои руки, вымазанные в крови брата, и не заметил, что рядом кто-то стоит. Кто-то наблюдает за его попытками вернуть брата, и усмехается. Мальчик увидел, как перед глазами все поплыло, и не сразу сообразил, что это слезы. Соленые капли разбивались о щеку Салазара, как разбивалось сердце Дэми. Он прижал брата к себе, его взгляд безразлично устремился в пространство, Дэмиан перестал замечать, где он. Да и это теперь неважно. Теперь ничто неважно…
- Ты оказался сильнее, чем я думал, - раздается голос за его спиной.
Дэми не обернулся: он знал, кто это. Демон, овладевший его разумом. Демон, заставивший его убить собственного брата…
- Недостаточно, - едва слышно проговорил Дэми. – Зачем ты убил его?
- Я? – смешок. – Нет, мальчишка, это ты убил его!
- Ты заставил меня! – в отчаянии крикнул мальчик.
- Это не оправдание, - хмыкнул демон. – Ты ведь и сам знаешь, что вина лежит на тебе… ты сумел освободиться от моего влияния, но сделай ты это раньше – Салазар был бы жив. Может быть, вы даже сумели бы сбежать. А знаешь, почему я смог тебя контролировать? В твоей душе много тьмы, которая мне подвластна. Тьма – это твои желания. Ты хотел силы, - я дал ее тебе. Но взамен я получил контроль над тобой…
- Я об этом не просил! – крикнул Дэмиан.
- Тьма просила. А когда тьма что-то просит… разве могу я отказать? Тем более, если это выгодно в первую очередь мне? – Ксирон вздохнул. – Ладно, мальчишка, ни к чему эти пустые разговоры, пойдем! Нас ждут великие дела!
- Я никуда не пойду с тобой! – решительно заявил Дэмиан. – Ты – зло! Но я не такой!
- О, как мы заговорили, - протянул демон. – Может, я и зло, но я не убиваю родных братьев!
- Это ты меня заставил, - неуверенно проговорил Дэми.
- Опять… мальчишка, не испытывай мое терпение! – в голосе послышались угрожающие нотки.
Дэмиан вздрогнул, но тут же постарался взять себя в руки. Он уже все решил для себя, хотя и понимал, что его ждет смерть. Но пусть лучше так, чем им снова будут управлять, как марионеткой. Конечно, ему было страшно, но ради брата он просто обязан это сделать. Сделав глубокий вдох, Дэмиан резко повернулся и, вскинув палочку, поразил демона Адским огнем. Ксирон лишь лениво отмахнулся и, прочитав в глазах мальчика удивление, захохотал.
- Ты действительно думал, что сможешь меня убить? – насмешливо спросил демон. – Меня, демона Высшего порядка? Я тебе не по зубам, мальчик. Что ж, очевидно, это и был твой ответ? Жаль… я надеялся на твое благоразумие. Ну, раз так, то мне ничего не остается, кроме как убить тебя. Увы, толку от моего контроля над твоим разумом не будет: ведь ты в состоянии вырваться. Но довольно слов…
Дэмиан с ужасом почувствовал, что не в силах пошевелиться, а тело внезапно взорвало болью. Он даже кричать не мог, настолько больно было. Внутри будто все выворачивалось, словно чьи-то руки разрывали его органы на части. В горле забулькало, и Дэмиан ощутил во рту вкус собственной крови. А демон просто смотрел на него, прищурив свои злые глаза…
Дэмиан не знал, сколько времени длилась эта пытка, ему казалось, что вечность. Тьма подбиралась все ближе, дразня своими, теперь уже желанными, объятиями и мальчик молил ее забрать его поскорее. Она послушалась, и когда его тело коснулось земли, Дэмиан был уже мертв. Несколько секунд демон смотрел на него, затем хмыкнул и исчез в огненной вспышке.
Арес приблизился к двум телам и, прикрыв глаза, опустил голову. Как жаль, что это лишь воспоминание, где он не может использовать силу…
Когда юноша вновь открыл глаза, он увидел Темного лорда с совершенно пустым взглядом. Том укачивал своих мертвых сыновей, для него время словно остановилось. А Фалаар в это время прочесывал развалины, давая Темному лорду побыть наедине с Дэмианом и Салазаром. Заодно ассасин искал уцелевших. В его сердце тоже была боль, но Тодески не позволил ей вырваться наружу: сейчас не время. Услышав плач младенца, Фалаар поспешил в ту сторону и вся боль, которую он отчаянно сдерживал, захлестнула его сознание. Ассасин бросился к телу сестры, умом понимая, что ей уже не помочь, ее больше нет, но сердце не желало верить.
- Том! – отчаянно закричал Фалаар.
Темный лорд появился не сразу. Когда он увидел тело жены, сил что-то чувствовать у него уже не было. Резко навалилась усталость, разум отказывался что-либо воспринимать, Темному лорду казалось, что это лишь сон. Не может быть такого, что в один день он потерял любимую и своих детей. Но, увы, это все ужасная реальность.
- Нам надо похоронить их, - услышал Том свой тихий голос, казавшийся далеким.
- Надо, - также тихо отозвался Фалаар. – Но не сейчас. Враги могут вернуться в любой момент, в первую очередь мы должны позаботиться об Аресе. Его нужно спрятать, он – наша последняя надежда на победу. Если мы потеряем и его, все эти смерти окажутся напрасными. Мы попозже все сделаем, Том. Обещаю…

Конец Flashbackа

Арес вздрогнул, ощутив, как его толкнули. Он испуганно огляделся, а драконы, закончив совещаться, тревожно смотрели на него.
- Все нормально? – поинтересовался Калессин.
Юноша вздохнул:
- Да… все нормально…
Всего лишь воспоминание… вариант будущего…
Нет! Этого не случится! Он не позволит! Не ради такого он прибыл сюда, он не допустит, чтобы демон уничтожил всех! Арес уже изменил будущее, осталось только слегка его подкорректировать.
- Так что вы решили? – обратился Хозяин Магии к драконам.
- Мы решили обсудить все в цитадели, - ответил Серебряный. – Не нам одним принимать столь серьезное решение. Другие тоже имеют право высказаться. Хотя мое мнение – демона надо уничтожить!
- Мы так и поступим, если он откажется от союзничества, - решительно заявил Арес.
- Он может согласиться для видимости, - высказался Калессин. – А когда ты вернешь его душу в его тело, он нападет.
- Заставим Ксирона дать клятву, - произнес Мрак. – Нарушение клятвы карается смертью. Тогда он точно ничего не сможет сделать.
- Решим в цитадели, - подвел итог Драко. – Только предлагаю для начала вытащить все запасы успокоительного зелья: чувствую, нам его пригодится много…

@темы: Harry Potter, ГП, Гарри Поттер

URL
   

Мой Дневник

главная