02:48 

По воле небес. Глава 7. Часть 1

Akemi Hatake
«Человек, познавая любовь, рискует познать ненависть»(с) Мадара Учиха.
Название: По воле небес
Автор: Marina Hatake
Бета: Xlopyshka
Пейринг: А вот не скажу О_о
Жанр: А черт его знает
Рейтинг: На NC-17 пока не тянет… но все может быть О_о
Фендом: Naruto
Состояние: В процессе Т_Т
Размер: Как получится
Дисклеймер: увы, не мое, я взяла только поиграться
Размещение: Ну, если ЭТО кому-то надо…
От автора: Возможно отступление от канона. Ну, и ООС может быть О_о Вроде даже где-то мелькали розовые сопли с сахаром О_о
Пришлось разделить главу, так как не влезла полностью =_=

Саске легко перелетал с ветки на ветку, злясь на всех и вся, но особенно – на старого змея, который решил, что Мичи нужна помощь в поисках Такары. Как будто Учихе больше делать нечего, кроме как искать двух идиоток, ввязавшихся во взрослые игры. Ну ладно, Мичи-то уже профессиональный шиноби, хотя тоже умом не блещет. Но она хотя бы понимает, куда и во что влезает. А Такара? Эта заносчивая девчонка всюду сует свой нос! Ладно, главное – не вешается на Его Учиховское Высочество. И на том спасибо. Своим поведением она частенько напоминала Саске одного старого знакомого…
Интересно, как он там? Вообще, Саске старался не вспоминать о том, что он оставил в Конохе. Вернее – кого. Это оказалось сложнее, чем Учиха думал. Не так-то просто забыть лучшего друга, который делал жизнь Саске интереснее. Но месть превыше всего! Общаясь с Наруто, Учиха почти забыл об этом чувстве, но ему напомнили. Хорошо напомнили… и плевать, что будет потом! Итачи будет захлебываться кровью за все, что сделал!
Итачи…
Всего одно имя, которое когда-то было родным и любимым, теперь вызывает ненависть и жажду крови его обладателя. Невольно в глазах активируется шаринган, а душа желает мести. Такого сладкого и темного чувства…
Краем глаза Саске уловил какую-то тень, двигающуюся параллельно ему. Учиха нахмурился. Определенно, это по его душу. Плавно спрыгнув на землю, юный ученик Орочимару замер, ожидая, когда незнакомец изъявит желание показаться. Долго ждать не пришлось: мужчина появился буквально в паре метров напротив Саске. Черноволосый мужчина в самом расцвете сил и почему-то знакомый. Черные глаза смотрели со снисходительной насмешкой, губы кривились в легкой ухмылке. На мужчине красовались темная футболка, такого же цвета штаны и стандартная обувь шиноби.
Шестое чувство подсказывало, что незнакомец очень опасен, поэтому Саске напрягся, ожидая нападения.
- Ты встал на моем пути, - ровным голосом проговорил Учиха, пытаясь вспомнить: где же он все-таки видел этого человека?
- И? – насмешливо спросил мужчина.
Саске прищурился:
- Либо ты уйдешь с дороги, либо я убью тебя.
- Давненько я не слышал угроз в свой адрес, - протянул незнакомец. – С тех самых пор, как произошел мой последний бой с Хаширамой. Этот глупец думал, что убил меня тогда в Долине Завершения.
Внешне Учиха остался спокоен, но в душе появилось изумление. Ну конечно, мужчина сильно смахивает на Мадару Учиху, чья статуя находится в той самой Долине Завершения. Поэтому он и показался Саске знакомым. Однако… это же невозможно! Даже если Мадара жив, то ему лет сто, не меньше. А этот выглядит лет на тридцать, не больше.
- Очень смешно, - язвительно проговорил младший Учиха.
- А кто здесь смеется? – приподнял бровь… Мадара?
- Докажи! – потребовал Саске, планируя отвлечь противника и затем неожиданно напасть.
Но вся спесь слетела с него, когда в глазах мужчины загорелся шаринган. Тут уже и вся учиховская выдержка не помогла: юный шиноби стоял и тупо таращился на предполагаемого Мадару, как на восьмое чудо света.
- Такого доказательства достаточно? – поинтересовался брюнет.
Саске не ответил. Парень явно в астрале и, похоже, надолго. Впрочем, мужчина знал, как быстро привести в чувство младшего Учиху.
Хмыкнув, он насмешливо протянул:
- Слышал, ты собираешься убить своего старшего брата… Итачи, кажется?
Глаза Саске зло сощурились:
- Не твое дело!
- О, вот тут ты ошибаешься! – предполагаемый Мадара скрестил руки на груди. – Я знаю всю эту историю с нашим кланом от начала и до конца. Не спрашивай, откуда – ответа не дождешься. Более того, Итачи далеко не предатель, как ты думаешь. Как все думают. Я могу рассказать тебе правду, только не уверен, что ты мне поверишь, поэтому, почему бы тебе не спросить у самого Итачи о его задании?
- Не понимаю о чем ты, - холодно ответил юный Учиха.
Мужчина усмехнулся:
- Не удивительно! Ты никогда никого не слушаешь, уверенный в собственной правоте. Ты и мысли не можешь допустить о том, что бываешь не прав. Ты когда-нибудь задавал себе вопрос: с чего это вдруг Итачи слетел с катушек и перерезал весь клан? Или ты попросту поверил в его сказочку о проверке собственных сил? Ладно, ребенком может ты и был наивен, но сейчас… задай себе этот вопрос.
Саске молчал. Откровенно говоря, он пытался понять мотивацию Итачи, но не смог. Старший брат тогда сказал, что просто проверял, на что он способен, как высоки его возможности… но почему он не убил своего младшего брата? Саске считал, что Итачи таким извращенным способом хотел заставить его страдать. В конце концов юный Учиха пришел к выводу, что его старший брат – маньяк-психопат и ему непременно надо отомстить, а мотив… какой может быть мотив у сдвинутого на голову шиноби?
- Если я скажу, что Итачи приказали истребить свой клан, ты мне поверишь? – внезапно спросил мужчина и тут же сам себе ответил: – Разумеется, нет… тогда у меня только один вариант: ты спросишь об этом у самого Итачи. Ты же хочешь его увидеть?
- Лишь для того, чтобы убить! – процедил Саске.
Брюнет тяжело вздохнул:
- Кто бы сомневался… ладно, иди за мной, отправляемся на поиски Итачи. Хотя его и искать-то не надо, я знаю, где твой старший брат сейчас.
- Откуда мне знать, что это не ловушка? – нахмурился младший Учиха.
- Если бы я хотел тебя убить, я бы уже это сделал и без всяких ловушек, - хмыкнул мужчина. – А теперь отправляемся! Все вопросы потом!

***


Какаши хмуро разглядывал потолок своей комнаты. Уже третью ночь он не мог спокойно спать, прокручивая в голове свою последнюю встречу с Акеми. Хатаке так и не рассказал Наруто, кто пал жертвой Райкири, надеясь, что девушка чудесным образом смогла выжить. Копирующему ниндзя удалось выследить Акеми до определенного места, а затем ее следы обрывались. Кто-то забрал девушку и этот кто-то явно не хотел, чтобы его нашли. Значит, либо это был Орочимару, либо Акацуки. Нет смысла гадать, так как ни того, ни других не найти. Хотя найти-то можно попытаться, но на это уйдет много времени, а его сейчас не хватает. Какаши явственно ощущал, что надвигается война и, возможно, это будет самое страшное кровопролитие из всех, что были раньше.
А с Наруто все же стоит поговорить… хотя страшно представить реакцию блондина, когда он узнает, кого ранил его сенсей. Или не говорить? Невольно Хатаке вспомнил родителей Акеми. Возможно, история их любви несколько банальна, но почему-то Какаши она нравилась, хотя он и не одобрял отношений с врагом.
Кенсиро, - отец Акеми – был родом из селения Кумо, расположенного в стране Молнии, и происходил из весьма сильного клана Айно. Его отец – глава клана. Этот клан не был так известен, как, например, Сенджу или Учиха, но и бойцов Айно также опасались. Еще бы: первый клан, который покорил стихию молнии. Бойцы настолько развили этот дар, что их техники, даже самые сложные, почти не требовали чакры, а мощь их техник практически не уступала мощи техник Учих или Сенджу. Поговаривали, что клан произошел от самого дракона Райтона, - Бога Молнии. Некоторые считали это мифом, легендой, слухами, а другие верили, что так есть на самом деле. Глава клана не считал нужным опровергать или поддерживать такие слухи: если кто-то верит, пусть, раз так нравится.
В то время между Конохой и Кумо часто происходили своего рода стычки, и верхушка Конохи решила послать в страну Молнии своего шпиона, чтобы знать о каждом шаге врага. Через какое-то время в Кумо появилась очаровательная девушка, которую звали Кимико. В то же время на стол Райкаге лег отчет шпиона из Конохи, что в их селении должен появиться враг. На поиски шпиона были брошены самые лучшие шиноби Кумо, но лишь Кенсиро удалось его вычислить. Как вы уже поняли, шпионом Конохи являлась Кимико. Как бы банально это не звучало, двое врагов полюбили друг друга, хотя понимали, что у их любви нет будущего. Каждый раз Кенсиро уговаривал себя сдать шпиона и каждый раз вместо этого выгораживал возлюбленную. Обстановка накалялась. Кто-то шепотом уверял, что Кенсиро предатель и покрывает вражеского шиноби; кто-то старался в это не верить. Айно понимал, что играет с огнем, что однажды придется сделать выбор между долгом и любовью, и этот выбор страшил его. Душа разрывалась надвое: разум твердил, что надо сдать врага; сердце шептало, чтобы он ушел за своей возлюбленной. Кимико понимала терзания любимого и не торопила его, хотя каждая минута в стане врага могла стоить ей жизни. В конце концов ситуация стала критической и лишь когда Кимико оказалась схвачена, Кенсиро сделал выбор, - любовь. Ему было тяжело биться со своими же друзьями, но он знал, что не отступит. Он будет бороться за свою любовь, чего бы это ни стоило, ведь он сам ничто без нее. Больше нет правил шиноби, нет долга перед страной, нет семьи. Есть только она, та, которая растопила лед в его сердце. Та, которая показала ему другой мир, где нет никого, кроме них двоих. Та, которую он просто обязан спасти и неважно, что за ее спасение он расплатится собственной жизнью.
Но все прошло гораздо лучше, чем Кенсиро ожидал. Они выбрались без особых потерь, пусть израненные и измученные, но они были живы. У них есть будущее! Кимико обещала, что Кенсиро примут в Коноху, что девушка лично поговорит с Третьим Хокаге, но кое-какие проблемы, конечно, могут возникнуть. Айно ведь теперь признан нукенином…
Уж как Третий умудрился снять с Кенсиро статус нукенина и присвоить ему звание шиноби Конохи, не знал никто. Разве что только сам Хокаге, который на все вопросы парочки лишь улыбался и загадочно курил трубку. Разумеется, сначала Кенсиро не пользовался доверием других шиноби, но постепенно он стал своим. Его приняли. А за время своей службы Айно обзавелся еще и лучшим другом – Какаши Хатаке. Этот спокойный ироничный шиноби оказался весьма интересной личностью и Кенсиро всегда с удовольствием с ним общался, а там и до дружбы было недалеко. Конечно, Айно иногда скучал по родному дому, но быстро гнал эти мысли от себя. Лишь с матерью он поддерживал отношения в виде тайной переписки. В один прекрасный день пришло письмо, которое в следствии оказалось последним. В нем мать сообщала, что тяжело больна и ей осталось недолго, а перед тем, как она уйдет на тот свет, она решила открыть тайну: Кенсиро не сын главы клана Айно, его отцом является совершенно другой человек, но кто он написано не было. Поначалу Кенсиро не поверил написанному, но затем любопытство взяло верх и мужчина решил найти своего настоящего отца. Результаты сыскной деятельности настолько поразили Айно, что он дня три ходил, как контуженный, а затем его прорвало, и жители Конохи надолго запомнили истеричный хохот, доносившийся из дома Кимико.
Кенсиро так и не рассказал Какаши, куда его привело расследование, да Хатаке и не спрашивал, мудро рассудив, что, если Айно захочет – сам расскажет. Хотя, конечно, было любопытно, что такого обнаружил Кенсиро, что вызвало у него такую странную реакцию. Кимико, видимо, тоже не была в курсе, так как Какаши помнил, как женщина постоянно пыталась выяснить у мужа, куда же привело расследование и кто настоящий отец Кенсиро.
Вздохнув, Копирующий понял, что уснуть ему сегодня не удастся. В последнее время это стало нормой. Решив не тратить время на созерцание потолка, Хатаке оделся и отправился на один из полигонов, чтобы потренироваться, а то что-то он стал сдавать позиции… нехорошо…

***


Ты с трудом разлепила веки и тут же попробовала пошевелиться. Слабость все еще присутствовала, но, как ни странно, боли не было. Кое-как сев, ты опустила взгляд вниз и, подняв руку, пальцами провела по шраму, оставленному Райкири. Сколько же времени ты тут находишься, что такая серьезная рана уже успела зажить? Зажмурившись, ты потерла виски, пытаясь вспомнить все, что произошло. Память возвращалась как-то неохотно, медленно восстанавливая картинки прошлого: бой с Копирующим ниндзя, резкая боль в груди, странно-родное имя и… лицо спасшего тебя человека. Открыв глаза, ты нахмурилась. Какудзу и Хидан наверняка мертвы, бой проигран. Интересно, ищут ли тебя Акацуки или тоже посчитали мертвой и списали, как ненужный товар? А сенсей? Знает ли он о том, что произошло? Что делать: попытаться найти Акацуки или вернуться к Орочимару? Нет, вернуться ни с чем к сенсею, значит, подвести его доверие, а потому придется поискать логово Акацук. Найти его будет не так-то просто, потому что оно надежно охраняется всякими барьерными печатями, но попытаться стоит. Хотя… достаточно будет где-нибудь засветиться и Пейн сам тебя найдет. Ну, а пока было бы неплохо узнать имя спасшего тебя человека.
Только ты о нем подумала, как в комнату открылась дверь, и появился твой спаситель собственной персоной. Ты натянула одеяло до подбородка, только сейчас смущенно заметив, что на тебе нет никакой одежды.
- Очнулась, - констатировал мужчина. – Как самочувствие?
- Хорошо, спасибо, - ответила ты и, подумав, спросила: – Почему Вы меня спасли?
Брюнет слегка приподнял бровь:
- А что, не стоило? На самом деле мне просто нравится спасать жизни. Наверное, я больше медик, чем шиноби.
- Вы шиноби? – насторожилась ты. – А… из какого селения?
- Расслабься, - усмехнулся незнакомец. – Я пока нейтрален. Мы с братом давно уже тут живем, не принадлежа никакому селению шиноби. Но речь не о нас. Поговорим о тебе: тебя ведь зовут Такара?
- С чего Вы взяли? – нахмурилась ты, уже прикидывая, как выбраться отсюда.
Брюнет облокотился спиной об стену и, скрестив руки на груди, слегка опустил голову, задумчиво тебя разглядывая. Он словно решал, что стоит говорить, а о чем умолчать.
- У меня есть… определенные способности, - наконец проговорил мужчина. – Я могу видеть прошлое человека, узнать его мысли, чувства… твое прошлое я тоже знаю, но только с того момента, когда ты попала к Орочимару. Немного странно, не находишь?
Ты опустила взгляд. Вот оно как… от свезло так свезло… неужели этот человек знает о тебе все? Но почему тогда он не сообщил куда следует, что в его руках находится преступница? Или уже сообщил, но пока тянет время, убалтывая тебя? А может он из АНБУ? Какой страны? И зачем тогда он тебя лечил? Какую игру он ведет? Что если ты нужна живой? Хотя, зачем? Неважно… он все знает, а потому его нельзя оставлять в живых. Правда, есть одна проблемка: ты сейчас слишком слаба, чтобы ввязываться в драку. Что же делать? Может, подыграть ему? А когда окрепнешь, внезапно напасть. Но есть ли у тебя время? Хм… одно известно точно – твоя смерть не входит в его планы. Пока не входит. В сказку о добром шиноби-медике, который благородно спасает чужие жизни, ты не верила. Если все так, как ты думаешь, у тебя получится потянуть время, а когда шиноби не будет ждать удара, ты его нанесешь. Легко и изящно.
Подняв взгляд, ты слабо улыбнулась мужчине:
- У меня амнезия. Сенсей нашел меня на границе страны Огня и, пожалев, взял к себе. Он многому меня научил и…
- Пожалел? – фыркнул брюнет. – Уж кто-то, а старый змей точно не способен на жалость!
Ты поперхнулась воздухом:
- Вы его знаете?
- Лично нет, но чувствую, придется скоро с ним познакомиться, - незнакомец на секунду нахмурился. – Кстати, о знакомстве: меня зовут Изуна.
- Эээ… очень приятно, - неуверенно протянула ты.
- Не сомневаюсь, - усмехнулся Изуна. – А теперь объясни мне: ты считаешь, что Орочимару очень хорошо к тебе относится, так?
- Я не считаю, так и есть! – возмутилась ты. – Сенсей всегда обо мне заботился!
- Да? А печать на твоих воспоминаниях он тоже поставил от большой заботы? – брюнет пристально взглянул в твои глаза. – Ты ведь думаешь, что у тебя амнезия?
- Какую печать? – нахмурилась ты.
Изуна подошел к окну, что-то там высматривая:
- На твоем подсознании стоит печать, которая не позволяет твоим ранним воспоминаниям вырваться наружу. Печать однозначно ставил Орочимару: его почерк ни с кем другим не спутаешь. Только старый змей ставит печать настолько грубо, что срывание ее приносит невыносимую боль. Все его печати настолько болезненны и смертельно опасны, что выживают единицы. Поэтому он ценит своих рабов, переживших клеймо Проклятой печати.
- Я не раб! – вспыхнула ты. – Сенсей любит меня как родную дочь!
- Да что ты? – издевательски протянул брюнет. – Видимо, Проклятую печать он тоже поставил тебе от большой любви?
- У меня особенная печать! – зашипела ты. – Она дает мне огромную силу, гораздо более большую, чем другим шиноби сенсея! Я на особом счету, между прочим! И потому задания у меня тоже все особые!
- А вот давай сорвем печать с твоих воспоминаний и посмотрим, - предложил мужчина. – Разве тебе неинтересно, почему Орочимару лишил тебя более ранних воспоминаний?
Ты нахмурилась. С одной стороны, было любопытно, какие воспоминания скрыл сенсей, а с другой… стало страшно. Что, если этот Изуна прав? Но ведь Орочимару всегда заботился о тебе! Всегда делился тайнами и обучал всему тому, что знает сам. Разве мог он в чем-то обманывать тебя? Скорее всего, он скрыл твои прошлые воспоминания, чтобы вернуть тебе душевное равновесие. Наверное, там что-то очень плохое, что могло тебя расстроить, вот он и придумал такой вот способ. Орочимару просто заботился о тебе, ничего плохого. Этот шиноби просто хочет, чтобы ты начала сомневаться в сенсее, вот и все! Разделяй и властвуй…
- Я думаю, там нет ничего такого, что могло бы повлиять на мое отношение к сенсею, - жестко ответила ты.
- А я думаю, что как раз таки есть, - усмехнулся Изуна. – Стал бы он иначе скрывать твои прошлые воспоминания?
- Даже если и так, вам-то какая разница? – спросила ты, устав спорить. – Вот только не говорите, что помимо жизней еще и чужие воспоминания спасаете.
- Я просто люблю загадки, - пожал плечами брюнет. – Ладно, поговорим об этом потом, а сейчас я возьму немного твоей крови, чтобы проверить: все ли в порядке.
- В смысле? – не поняла ты. – Кровь-то моя вам зачем?
- Я же медик, - хмыкнул Изуна, будто бы это все объясняло.
Ты лишь вздохнула и послушно протянула руку.

***


Итачи совершал обход вокруг логова Акацуки, проверяя, все ли охранные печати на месте и не крутится ли кто поблизости. О чем думал гений клана Учиха, ведомо лишь ему одному, его лицо как всегда было беспристрастно. Его напарник Кисаме остался в убежище, так как Учиха сказал, что сам все сделает.
На днях Пейн получил послание от Зецу, что Какудзу и Хидан были побеждены, а девчонка исчезла в неизвестном направлении. Возможно, она так же мертва, потому что с ранением, которое ей нанес Копирующий, долго не живут. Однако тело обнаружить так и не удалось. Итачи предполагал, что, возможно, кто-то позаботился о Такаре. Может быть, даже Орочимару. Вот только Учиха не спешил делиться с кем-то своими догадками.
- Итачи! – внезапно раздался позади голос, полный ненависти.
Гений клана Учиха медленно обернулся. Этот голос он узнал бы из тысячи. Саске. Но как маленькому глупому брату удалось подойти незаметно? Да и не ждал Итачи встречи с ним так скоро. Ответы на вопросы последовали незамедлительно, стоило Учихе увидеть высокого брюнета рядом с Саске. Теперь же возник вопрос: какого черта творит Мадара? Это он помог Саске? Хотя… нет, это не Мадара. Или не тот Мадара, которого знает Итачи. Но кем бы ни был этот человек, от него волнами исходит опасность и мощь. Этот мужчина с внешностью Мадары… кто он?
- Мы пришли просто поговорить, - произнес незнакомец. – Хотя, признаться, было трудно отговорить Саске от твоего убийства. Я знаю твою историю, Итачи. Не спрашивай, откуда. Скажу только, что пришло время тебе вернуться. Тебе и Саске.
- Не понимаю, о чем ты, - холодно проговорил Итачи. – Я убил весь клан только для того, чтобы проверить свои возможности.
- И при этом оставил в живых лишь младшего брата, - протянул мужчина. – Позволь поинтересоваться, почему же?
- Тебя это не касается, - гений клана активировал шаринган.
- Как грубо, - поморщился брюнет. – Я знал, что тебя будет непросто уговорить вернуться, но… для меня нет ничего невозможного. Я знаю, что ты серьезно болен, ты теряешь зрение, используя шаринган. А не хотел бы ты его усовершенствовать?
- За этим я и оставил жизнь Саске, - Итачи перевел взгляд на брата. – Чтобы получить Вечный Мангеку, я должен вырвать глаза брата и…
- Ты действительно веришь в эту чушь? – внезапно захохотал мужчина. – Вот уж не думал, что эта сказочка обретет силу. У меня Вечный Мангеку, но я не выдирал глаза брата. Вечный Мангеку обретается другим способом, очень сложным и очень болезненным. Быть может, я как-нибудь расскажу тебе, но не сейчас. Пока что в моих планах начать возрождение клана Учиха. Я должен вернуть ему былую славу и уважение. И вы двое мне в этом поможете.
- С какой стати? – поинтересовался Итачи.
- Потому что я глава клана, - пожал плечами мужчина. – Мадара Учиха.
- Что-то много вас развелось в последнее время, - усмехнулся гений клана.
Предполагаемый Мадара приподнял бровь:
- А вот с этого места поконкретнее… хотя, нет, все потом. Сначала нужно вернуться в мое убежище, а там и поговорим.
- С чего ты взял, что я пойду? – внезапно подал голос Саске. – Моя цель – Итачи, и я его убью прямо сейчас!
- Тебя никто не спрашивает! – рявкнул мужчина, теряя терпение. – Мститель нашелся! Итачи, тебя тоже касается: за мной! Не пойдете по-хорошему, сам дотащу! Потом разберетесь, кто там кому мстить будет, сейчас важнее всего дела клана!
- Которого нет, - не мог не съязвить младший Учиха.
- Я пойду за тобой, - внезапно сказал Итачи.
- Трупы не ходят, - опять высказался Саске.
- Еще как ходят, - не согласился Мадара, затем молниеносно нажал какую-то точку на шее Саске, отчего тот рухнул наземь.
- Думаю, лучше его связать, - проговорил Итачи.
- Вот и связывай, а затем бери на руки, и пойдем, - мужчина вздохнул. – Мне еще исправлять все то, что вы тут натворили.
Итачи долго смотрел на него, что-то для себя решая, затем подошел к своему бессознательному брату и просто взвалил того на плечи. Почему Итачи вдруг согласился уйти вслед за этим человеком, назвавшим себя Мадарой? Учиха пока и сам не знал ответа, просто почувствовал, что так надо.

***


Он задумчиво изучал отчеты шпионов, разложенные на столе.
- Где же ты? – спросил он вслух. – И как ты умудрился сбежать из моей темницы? Что ты планируешь, Синдзи? На что ты надеешься? Ты же знаешь, что тебе никогда не одолеть меня и в бегах ты не можешь находиться вечно.
- Господин? – раздалось со стороны двери.
- Слушаю, - ответил он, не поворачивая головы.
- К сожалению, мне нечем вас порадовать. Следы Синдзи не были обнаружены, но в мире людей происходят волнения, которые вполне вероятно вызвал он.
- Вот как… что за волнения?
- Организация, называющая себя «Акацуки», ловит биджу, но нам неизвестно для чего. Возможно, назревает война.
- Биджу, говоришь… это интересно. Синдзи вполне может быть в этом замешан, хотя я не понимаю, зачем ему биджу. Он знает, что меня не одолеть хвостатыми демонами, даже если он заберет себе их силы. Продолжайте наблюдение за этой организацией, если он там, доложите мне.
- Есть!

***


Наруто спешил в квартал Хьюга, летя как на крыльях. Сегодня он пообещал Хинате потренироваться вместе и не имел права опаздывать. Узумаки сам от себя не ожидал, что настолько привяжется к девушке. Правда, вполне вероятно, что придется в скором времени отстаивать свою любовь, ведь Хината – наследница главы клана, а Наруто… кто он? Всего лишь джинчурики. Но Узумаки не думал об этом, он верил, что несмотря ни на что Хината будет с ним. Хината… от одного только имени парня переполняло чувство счастья. Наруто никогда раньше не думал, что у него может с кем-то получиться начать отношения, не думал, что найдется девушка, которой он небезразличен. Но Узумаки ошибался. Тайна, которую раскрыл ему Неджи, заставила по-новому взглянуть на темноволосую красавицу и еще больше проникнуться к ней нежными чувствами. Стоило Наруто вспомнить ее робкий взгляд прекрасных глаз, ее милую улыбку, - он забывал обо всем. Хотелось лишь всегда быть с ней рядом, защищать ее, утешать, если она расстроена, и улыбаться, если счастлива. Прижать к себе и никогда не отпускать. Узумаки вспомнил теплое прикосновение ее губ и невольно улыбнулся. Его Хината…
- Моя, - прошептал Наруто чуть слышно и слегка неуверенно, словно пробуя это слово на вкус.
Погруженный в свои мысли, он не заметил, как добрался до квартала Хьюга. Очнулся только у дома главы клана. Хинаты еще не было, и Наруто сделал вывод, что он все-таки успел вовремя. Однако…
- Вот и ты, - со вздохом проговорил чей-то голос.
Обернувшись, Узумаки увидел отца Хинаты, стоявшего у входной двери.
«Интересно, он в курсе?» - промелькнула в голове джинчурики мысль, а вслух он неуверенно произнес:
- Эээ… здравствуйте, Хиаши-сама!
- Зайдем в дом, поговорим, - сделал приглашающий жест рукой Хьюга.
«Значит, в курсе» - догадался Наруто и приготовился к тому, что сейчас придется выслушать кучу всякого неприятного. Например, что он Хинате не пара и так далее.
Хиаши провел гостя в гостиную и, дождавшись, пока тот устроится, напрямую спросил:
- Что связывает тебя с Хинатой?
Узумаки твердо посмотрел в глаза собеседнику:
- Я ее люблю! Я знаю, что вы сейчас скажете: что я ее недостоин, что Хината – наследница клана, а я никто, но…
- Так, стоп! – перебил Хьюга. – Я сам могу за себя говорить. Наруто, ты очень хороший человек, ты изменил немало жизней. У тебя потрясающий дар менять людей в лучшую сторону. И Неджи, и я испытали это на себе. Думаю, ты понимаешь, что я желаю для Хинаты только лучшего, но и традиции надо уважать. У наследницы клана должен быть влиятельный жених, к чьему мнению прислушиваются. Более-менее влиятельные кланы заключают браки с целью еще более укрепить свое положение, получить больше власти. К этому я готовил и Хинату. Я рассчитывал выгодно выдать ее замуж и долго думал, за кого. Теперь же я знаю…
- Это бесчеловечно! – внезапно перебил Наруто, а его голос дрожал от гнева. – Хината сама вправе выбирать себе человека, с которым проведет жизнь! Такое ощущение будто бы вы решаете, как подороже продать свою дочь!
- В каком-то смысле так оно и есть, - спокойно согласился Хиаши. – А теперь дослушай меня, Узумаки! И не перебивай!
- Мне неинтересно, какого жениха вы подобрали для Хинаты! – взорвался Наруто. – Все равно я ее заберу! И я уверен, что и она сама не захочет замуж по расчету!
- О, этого брака захочет, - не смог сдержать смешка Хьюга. – Видимо, лучше сразу к делу, иначе ты и слушать не будешь: я согласен на ваше… гм… общение с Хинатой, если по достижению своего совершеннолетия, ты на ней женишься!
- Не захочет! – огрызнулся джинчурики, не слушая Хиаши. – А надо будет, я украду ее и… - тут он резко замолчал и ошарашено уставился на собеседника.
- Дошло, - пробормотал глава клана, наблюдая, как челюсть Наруто медленно опускается вниз.
- Вы… так пошутили?
- Разумеется, мне же делать больше нечего, кроме как шутки тут с тобой шутить, - не сдержал язвительности Хиаши.
- Но почему? – недоуменно спросил Наруто. – Я же…
Хьюга едва сдержался от нового сарказма, затем глубоко вздохнул и начал объяснять:
- Как я уже говорил, ты постепенно обретаешь влияние в обществе. И довольно-таки весомое. К тому же я уверен, что твоя мечта стать Хокаге осуществится, а отдать свою дочь замуж за такого влиятельного человека более чем выгодно. Это еще больше укрепит позицию клана Хьюга. Да и твое происхождение отвечает требованиям параметров потенциального жениха.
- Мое… происхождение? – не понял Узумаки.
- Ты – сын Четвертого Хокаге, - нахмурился Хиаши. – И женщины из одного из самых уважаемых кланов. Да, ты подходишь.
- Сын… Четвертого? – тупо переспросил Наруто. – А… ясно… ЧТО????
- Ты не ослышался, - подтвердил Хьюга. – Ты сын Минато Намикадзе, - Четвертого Хокаге.
Джинчурики закрыл лицо руками, затем глухо спросил:
- Но почему мне никто этого не сказал?
- Старейшины запретили рассказывать правду, - Хиаши вздохнул. – Ведь Четвертый был героем и… некоторые факты о тебе могли испортить этот образ. По-крайней мере так говорил Данзо.
- Данзо, значит, - как-то отстраненно произнес Наруто.
- Третий как-то упоминал, что сам Минато попросил их об этом, потому что, если бы стало известно, что ты сын Четвертого Хокаге, на тебя открыли бы охоту. Минато хотел, чтобы тебя почитали как героя, ведь ты удерживаешь в себе немалую разрушительную силу. Его ожидания не оправдались: тебя ненавидели и отовсюду гнали. Если бы стало известно, что ты еще и сын героя… все было бы гораздо сложнее.
Узумаки задумался. Впервые в жизни он не поддался порыву, а стал анализировать ситуацию.
Убедившись, что блондин не собирается крушить дом, Хиаши продолжил:
- Я уверен, что Минато хотел лишь защитить тебя, ведь если бы о тебе узнали его враги, вполне возможно, что ты был бы уже мертв.
- А девятихвостого зачем было в меня запихивать? – глухо отозвался Наруто.
- Кто знает, - Хиаши задумчиво посмотрел на Узумаки. – Я бы посоветовал тебе держать в тайне все, что ты узнал от меня. Договорились?
Узумаки кивнул, затем медленно побрел к выходу. У самой двери он обернулся и с благодарностью посмотрел на отца Хинаты.
- Мне нужно все обдумать. Можете сказать Хинате, что тренировка откладывается на… завтра?
- Разумеется, - Хиаши нахмурился. – Мне бы не хотелось на тебя давить, но…
- Насчет этого не беспокойтесь, - перебил Наруто. – Я люблю Хинату и пойду на все ради нее.
Джинчурики вышел, а глава клана несколько облегченно вздохнул. Осталось поговорить с дочерью.

***


Мичи быстро перелетала с ветки на ветку, осторожно следуя за Итачи. Ее поиски увенчались относительным успехом: девушка верила, что Учиха приведет ее к Такаре. Правда, Итачи был не один. Като чувствовала еще две чакры. Одна принадлежала Саске, причем парень явно был без сознания, а другая… с ее владельцем девушка точно раньше не встречалась, иначе непременно бы запомнила. Да и как не запомнить такую ужасающую чакру, от которой кровь в жилах стынет.
Мичи действовала очень осторожно, она не хотела, чтобы они поняли, что их преследуют. С ее способностями сенсора, плюс первоклассной подготовкой шпиона это было несложно. По крайней мере, Мичи не замечали. Или делали вид, что не замечали? Отбросив сомнения, девушка продолжила слежку. Като найдет подругу! Обязательно найдет! Только бы она была жива…
Внезапно Мичи резко остановилась и, на секунду замерев, смачно выругалась. Нет, она не потеряла тех, кого преследовала, но ее наметанный глаз обнаружил кучу ловушек. Да еще и барьер, защищавший территорию от чужаков. Чтобы проникнуть во вражеское логово, придется здорово потрудиться. Като не собиралась отступать, она была уверена в своих силах. Тем более обезвреживание ловушек – ее конек. Однако каждая ловушка связана с тем, кто ее устанавливал и потревожь Мичи хоть одну печать, - ее обнаружат. Придется попытаться обойти. В принципе, обойти ловушку не так сложно, как ее обезвредить. Если, конечно, хватает ловкости и проворства, а этого у девушки хоть отбавляй. Совсем другое – барьер. Его просто так не обойдешь, как не старайся. Хотя… девушка задумчиво прижала палец к губам. Вряд ли барьер так же хорошо охраняет территорию под землей. Стоит попытаться, благо Мичи обладает стихией Земли.
Отойдя подальше, Като сложила печати и быстро прижала ладони к земле:
- Стихия Земли: техника потайного туннеля!
В то же мгновение земля разверзлась, открывая проход, в который Мичи незамедлительно скользнула. Стоило ей оказаться под землей, как он закрылся, скрывая все следы техники. Девушка немного прошла вперед и, остановившись, прищурилась.
- Как я и думала, - прошептала Като, водя ладонью перед барьером. – Под землей пройти проще, барьер не так чувствителен. Меня, конечно, заметят, но не сразу. Будет время найти Такару и смыться. Правда, тут еще и Саске оказался каким-то макаром… ну, он и сам справится… главное – Такара!
Глубоко вздохнув, Мичи быстро прошла сквозь барьер и шепотом обматерила того идиота, который и тут понаставил ловушек. Делать нечего, пришлось выбираться на поверхность. Затаившись в кустах, девушка внимательно огляделась, не упуская ни одной, даже самой мелкой, детали. Взору Мичи предстал небольшой домик, стоящий на небольшой солнечной поляне. Сенсорные способности позволили выявить двоих, находящихся в домике. Мичи облегченно вздохнула: она нашла Такару… и нашла живой. Но вот вторая чакра была такой же зловещей, как и у спутника Итачи. Это осложняло дело.
«Кто же они такие? – подумала Като. – И зачем похитили Такару? Или, может, Акацуки раскрыли ее? Это объясняет присутствие Итачи Учихи. Но почему тогда она еще жива? Они выпытывают информацию? Впрочем, сейчас не время думать об этом, сначала нужно вытащить Такару, а потом просто расспросить ее!»
Продумав план действий, девушка взбежала на дерево. Она планировала попасть в дом через крышу, а сенсорные способности позволят вытащить подругу и не столкнуться с типом в доме. Но нужно действовать быстро, волна от соприкосновения с барьером вот-вот достигнет поверхности. Мичи быстро направилась к домику, ей оставалось совсем немного, как вдруг… очередная ветка хрустнула под ногой и предательски обломилась. Потеряв равновесие, Като с визгом полетела вниз, приземлившись на что-то мягкое. Вернее, на кого-то. Сфокусировав зрение, девушка тут же утонула в бездонных черных глазах. Настолько прекрасных, что у нее свело дыхание. (Ааааааааааа! *_____*)
- А я все ждал, когда ты, наконец, проявишь себя, - раздался холодный властный голос.
Очнувшись, Мичи чертыхнулась и, вскочив с, как оказалось, Итачи, быстро отпрыгнула назад. Уже не было смысла прятаться, план полетел ко всем чертям и, возможно, без боя не уйти. Учиха тоже поднялся и, невозмутимо отряхнувшись, активировал шаринган.
«Плохо дело!» - подумала Като, а вслух произнесла:
- Я не хочу драться, мне нужна только Такара!
- Кто? – удивился незнакомый брюнет. – Девочка, а ты адресом не ошиблась?
- Значит, ты работаешь на Орочимару, - внезапно подал голос Итачи.
Девушка прищурилась:
- Это не имеет значения, Такара моя подруга и я не позволю причинять ей боль! Я знаю, что она в этом доме и я не уйду без нее!
Мужчина задумчиво посмотрел на Итачи:
- Наверное, Такара – это та девушка, которую недавно подобрал Изуна. Мой брат хорошо знает медицину и просто обожает тащить в дом все, что ранено. – Ты не из Акацуки? – недоверчиво спросила Като.
- Что я там забыл? – фыркнул брюнет.
Он не лгал, девушка знала это. Но что тогда тут делает Итачи Учиха? Ну конечно! Он пришел за Такарой!
- Я не позволю тебе забрать мою подругу! – прорычала Мичи и, выхватив катану, молниеносно бросилась на Итачи.
С ним ей, конечно, не совладать, но уж вымотать его вполне в ее силах. Наверное…
Разумеется, Учиха легко уклонился, а катана девушки скрестилась с оружием… Саске?
- Встань в очередь, - холодно произнес младший Учиха.
- Уже очнулся, - констатировал мужчина.
«Это мой шанс! – внезапно подумала Мичи. – Пока Саске отвлекает внимание Итачи, я проберусь в дом и… надеюсь, мне мешать не будут…»
Только Като повернулась к дому, как ее весьма невежливо схватили за руку.
- И куда это мы собрались? – насмешливо спросил незнакомец.
- Отвали! – рявкнула Мичи.
- Как некрасиво… - протянул мужчина и тут же взвыл, когда нога девушки успешно попала по колену. – Мать твою!
Брюнет запрыгал на одной ноге, а Мичи устремилась к дому. С ноги распахнув дверь, девушка залетела в здание. Теперь уже не до осторожности, главное, - побыстрее найти Такару и сваливать!
- Какого… - начал, было, второй тип, который находился в доме.
Не ответив, девушка взяла курс на него. Надо бить, пока он в шоке. Кто же знал, что второпях Като зацепится ногой за ковер и рухнет мужчине под ноги. В полете девушка машинально попыталась за что-нибудь схватиться. Так получилось, что этим «что-нибудь» оказались штаны незнакомца, и Мичи сползла на пол вместе с ними. Подняв взгляд, девушка увидела веселенькие труселя со слониками, а затем и ошарашенный взгляд мужчины.
- Мило! – брякнула Като и на четвереньках заползла в соседнюю комнату.
Оперевшись спиной о стену, девушка выдохнула. М-да, даже с великими шпионами случаются косяки. Даже такие…
- Мичи? – услышала девушка голос откуда-то сбоку.
Като повернула голову и облегченно вздохнула. На нее несколько удивленно смотрела Такара, - живая и вроде как невредимая. Хотя последний пункт пришлось отбросить, стоило заметить, как Куроки пытается встать с кровати. Мичи тут же бросилась к подруге и вовремя удержала ту от свидания с полом.
- Как ты? – заботливо спросила Като.
- Не ахти, - девушка поморщилась. – Я все еще слаба. Что ты здесь делаешь?
- Меня Орочимару послал за тобой, - Мичи прислушалась. – Я предлагаю поговорить потом, сначала я должна вытащить тебя отсюда!
- Сейчас я буду лишь обузой, - извиняющимся голосом проговорила Такара. – К тому же… я пока не хочу уходить. Я должна кое-что выяснить…
Като опешила, затем ее глаза сузились:
- Что-то для Орочимару, да? Знаешь, что я тебе скажу? С этого момента ты не служишь старому змею, ты меня поняла? Ты только посмотри, куда тебя привела преданность ему! Идиотка! О чем ты только думала, соглашаясь на столь опасное задание? Да я чуть с ума не сошла, когда узнала, что твоя миссия – шпионаж в столь опасной организации, как Акацуки! Не будь ты сейчас столь беззащитна, я бы, как следует, тебя отшлепала за такой риск! Вот скажи мне, о чем ты думала? Не отвечай, сама догадаюсь: как бы услужить сенсею… а о том, что я буду волноваться, ты не думала? Нет, конечно! И сейчас ты заявляешь, что собираешься здесь остаться… совсем уже шизанулась, что ли?
- Я сейчас все объясню! – сумела-таки вставить фразу в поток ругательств Такара. – Я была тяжело ранена, но меня спасли. Изуна не имеет никакого отношения к организации Акацуки, иначе он бы уже сдал меня!
- А он и сдал! – съязвила Мичи. – Я нашла тебя только потому, что смогла проследить за Итачи Учихой, а он уже здесь! Как ты считаешь, сколько у тебя минут осталось до того, как к тебе применят шаринган?
Побледневшая подруга не успела ответить, в комнату ввалилась толпа шиноби. А именно: Изуна, Итачи, изрыгающий в адрес старшего брата угрозы Саске, и еще один брюнет, очень похожий на Изуну.
Като выругалась и приготовилась, было, к бою, как младший Учиха увидел Такару и нахмурился.
- А ты здесь откуда?

***


Увидев столь шикарную компанию, ты подумала, что Мичи была права, и надо было сваливать, пока предоставлялась такая возможность. Като уже встала в боевую стойку, когда младший Учиха мрачно что-то буркнул. Впрочем, ты услышала вопрос и добавила в свой ответ язвительности.
- Могу спросить тебя о том же!
- Так, давайте все успокоимся! – поднял руки Изуна. – Уверен, кровопролитие ни к чему не приведет! Только полы запачкаете, а я их вчера драил!
- Просто отпустите меня с Такарой! – приказала Като. – Обещаю, мы уйдем, и вы больше о нас не услышите!
- Я не против! – пожал плечами самый старший брюнет.
- Нет, Мадара, мы не можем отпустить Такару, - внезапно повернулся к нему Изуна. – Родной кровью не разбрасываются!
- О чем это ты? – нахмурился мужчина.
Остальные недоуменно посмотрели на Изуну, ожидая пояснений. Тот почесал затылок, затем улыбнулся.
- А давайте я сделаю чай и мы, так сказать, в семейном кругу все обсудим! – тут он посмотрел на Мичи и исправился. – В почти семейном.
Мадара закатил глаза, затем приложил руку ко лбу и покачал головой. Итачи невозмутимо взирал на тебя, ничем не показывая интереса к словам Изуны. Саске свирепо смотрел на Итачи, ну, а Мичи опустила катану, чувствуя, что опасности нет. Как уже говорилось: она всегда знала, когда кто-то врет, а кто говорит искренне. Ты же ошарашено переводила взгляд с Изуны на Мадару и обратно. Во-первых, сильное сходство Мадары со статуей в Долине Завершения. Во-вторых, сходство Изуны с братом. В-третьих, в истории частенько упоминались два брата из клана Учиха: Мадара и Изуна. Поверить в то, что сейчас видишь легенду, да и еще в живом виде, было сложновато, но ты уже давно привыкла к тому, что в этом безумном мире может случиться все.
- Вы же Мадара Учиха! – вырвалось у тебя.
- Да что ты? – съязвил мужчина. – А я и не знал!
- Что? – изумилась Мичи. – Так он же помер еще в битве с Первым Хокаге!
- Спасибо, что напомнила! – опять высказался брюнет.
- Эм… было неразумно напоминать моему брату об этом, - осторожно проговорил Изуна, косясь на закипающего Мадару. – Это для него больная тема… но речь сейчас не об этом. Как видишь, никто не умер, даже я. Хотя, если верить истории, Мадара выдрал у меня глаза, после чего я умер в битве, когда стал слепым. Это если кратко.
- А что насчет родства? – все же не сдержался Итачи.
- Объясню все за столом за кружкой чая! – Изуна подошел к тебе и, бесцеремонно подхватив на руки, понес в гостиную.
Ты и пикнуть не успела, лишь стыдливо плотнее замоталась в одеяло. Остальные тоже вышли из комнаты и молча уселись вокруг небольшого стола. Тебя усадили рядом с Мичи, которая тут же начала спрашивать о твоем самочувствии. Ты улыбнулась подруге и кивнула, мол, все в порядке. Чай так же ожидали в полном молчании. Когда же напиток был разлит по кружкам, а Изуна занял свое место за столом, все взгляды обратились на него, ожидая разъяснений.
- Итак, - начал брат Мадары, – начну с того, почему мы с братом вдруг внезапно оказались живыми. Попрошу не перебивать и слушать внимательно: по сто раз одно и то же рассказывать не буду. Полагаю, все из присутствующих знают историю основания Конохи. И соперничество между двумя кланами: Учиха и Сенджу. Мой брат, - быстрый взгляд в сторону Мадары, – был не согласен с тем, что Хокаге выбрали Хашираму Сенджу. Он считал, что наш клан притесняют, и всячески старался развязать войну за лидерство. Брат Первого Хокаге, - Тобирама, - автор идеи основания полиции Конохи, дабы поддерживать в деревне мир и порядок. Эта честь досталась нашему клану, но Мадара считал, что все это затеяно лишь для того, чтобы лучше контролировать Учих. К слову, он оказался прав: нас постоянно притесняли Сенджу, но клан этого будто бы и не замечал. Мой брат пытался донести до наших людей простую истину, но никто не хотел его слушать. Все устали от войны и желали мира. Кроме того, Мадару считали властолюбивым. А все из-за того, что какой-то придурок пустил слух, будто бы Мадара вырвал мои глаза и тем самым получил Вечный Мангеку Шаринган. Жаль я тогда был очень болен и не мог опровергнуть этот дурацкий слух. В те годы я был далеко, меня лечили наши… хм… друзья, а клан решил, будто бы я погиб из-за своей слепоты. Брат не обращал внимания на слухи, считая это ниже своего достоинства. Но вернемся к главному. Итак, не найдя понимания у собственных соклановцев, Мадара покинул Коноху, но лишь для того, чтобы потом вернуться и сразиться с Хаширамой. Не буду вдаваться в подробности битвы, которую и так все знают. Мадара проиграл и был классифицирован как мертвый. Я к тому времени уже достаточно окреп и мы с братом решили пока не вмешиваться в политические распри, ожидая, что рано или поздно клан Учиха все поймет и устроит восстание. Мы пристально следили за ситуацией в Конохе, ожидая своего часа, и планировали появиться в нужный момент, чтобы поддержать наш клан. Однако весь план рассыпался прахом, когда кое-кто, - не буду показывать пальцем, - почти полностью вырезал клан Учиха.
Все тут же уставились на Итачи, но ни один мускул не дрогнул на его лице. Прекрасная выдержка не подвела и в этот раз. Саске что-то сердито прошипел, но на него никто не обратил внимания.
- Думаю, очередь Итачи продолжать рассказ, - внезапно холодно произнес Мадара.
Но Итачи молчал, невозмутимо уставившись в какую-то одному ему видимую точку. Вероятно, он не хотел раскрывать тайну прошлого, а может по каким-либо еще причинам… никому не дано понять, что скрывается в душе человека, сумевшего поднять оружие против отца и матери, но который не смог убить младшего брата.
- Почему, Итачи? – внезапно глухо спросил Саске, пытаясь поймать взгляд старшего брата.
Учиха прикрыл глаза, он решал для себя какую-то сложную задачу. Никто не нарушал тишину, боясь спугнуть момент истины. Время словно замерло…
- Ты действительно хочешь узнать правду? – едва слышно прошелестел голос нукенина. – Ты ведь уже услышал: наш клан затевал устроить переворот, а я не мог допустить этого. К тому же я получил приказ…
- Какой приказ? – не вытерпела Мичи, которую очаровала столь прекрасная и мрачная история знаменитого клана.
- В своей жизни я повидал немало сражений, - решился Итачи. – Я видел, к чему приводит война и не хотел, чтобы Коноху постигла та же участь. В то время я состоял в АНБУ и, когда узнал о заговоре, рассказал все Третьему Хокаге, а от него об этом узнали и Старейшины. Я получил приказ: уничтожить угрозу, то есть клан Учиха. Третий был не согласен с такими радикальными мерами, но Старейшины настояли на своем. Да, я принял эту миссию, но попросил Хокаге позаботиться о Саске и никогда и ни при каких обстоятельствах не раскрывать правды.
Наступила гробовая тишина, все переваривали полученную информацию, не в силах поверить в услышанное. Почти все, ведь Мадара и Изуна знали эту тайну. А на Саске было страшно смотреть… на его лице больше не было холодной маски равнодушия, вся та боль, которую он испытывал, вырвалась наружу, а по щекам текли непрошенные слезы. Подумать только, он собирался убить брата за то, что тот защитил любимую деревню, защитил младшего брата и защитил честь клана Учиха. Пожертвовал собой ради многих… теперь Саске все понял и, как ни странно, ему стало стыдно за свою слепую ненависть.
Не говоря ни слова, младший Учиха встал из-за стола и направился к двери. Никто не остановил его, понимая, что юноше нужно побыть одному, все обдумать и переосмыслить. Когда Саске успокоится, он вернется…
Подождав, когда за младшим Учихой закроется дверь, Изуна произнес:
- Сначала мы разозлились, когда узнали, что клан уничтожен, но потом решили, что возможно это и к лучшему. Все равно к ним больше не было доверия, мы постоянно ожидали бы удара в спину. А так можно начать все сначала… и мы снова, так сказать, затаились. Стали ждать более подходящего момента для своего триумфального возвращения.
- А что по поводу какого-то родства с Такарой? – задала Мичи интересующий ее вопрос.
Ты внимательно посмотрела на Изуну и даже подалась вперед, чтобы не пропустить не единого слова.
- Да, мне это тоже хотелось бы знать, - поддержал Мадара, окидывая тебя грозным взглядом, но ты не обратила на него внимания.
Изуна усмехнулся:
- О, это вопрос на миллион! Кровь Такары мне о многом рассказала… в том числе и об опытах, проводимых Орочимару. Не скажу, что от них больше вреда, чем пользы, скорее наоборот. Старый змей основательно подготовил твой организм к принятию нового генома. Смею предположить, что это произойдет в ближайшие дни.
- Так причем тут родство с Учихами? – Мадара, кажется, начинал терять терпение.
Брат страдальчески вздохнул:
- Помнишь, ты крутил шашни с какой-то женщиной из клана Айно? Смею предположить, что твои труды не пропали даром…
Старший брюнет с сомнением посмотрел на тебя:
- Как-то не похожа она на мою дочь… да и давно это было…
- Неужто внучка? – ахнула Мичи.
Мадара, который в этот момент сделал глоток чая, так и выплюнул напиток обратно. Ты вытаращила глаза на Изуну, а твоя челюсть медленно съезжала куда-то вниз. Даже всегда спокойное выражение лица Итачи сменилось на конкретно офигевшее. Изуна же не выдержал и, в самом, что ни на есть прямом смысле этого слова, - заржал. Но, получив неслабый подзатыльник от брата, тут же умолк и обиженно потер макушку.
- Думай, что говоришь! – рявкнул Мадара.
- Так и есть! – Изуна еле удержался, чтобы снова не засмеяться. – Я по сто раз все перепроверил, так как и сам сначала сомневался.
- Погодите! – опять подала голос Като. – Но если вы двое действительно те, за кого себя выдаете, - в чем я не сомневаюсь, - то почему вы тогда выглядите так молодо? Это какая-то техника?
- Не совсем, - поморщился Мадара, сверля тебя каким-то странным взглядом. – Считай это одной из наших особенностей.
Воцарилась тишина, каждый обдумывал то, что услышал. Старший Учиха барабанил пальцами по столу, отбивая одну ему известную мелодию. Итачи вновь уставился на стену, вернув своему лицу любимое выражение пофигизма. Мичи чесала затылок, изредка бросая на тебя задумчивые взгляды. Ты по-прежнему изумленно смотрела на Изуну, а Изуна непонятно чему лыбился во все свои 32-норма.
- Значит, из клана Айно говоришь, - нарушил тишину Мадара, что-то припоминая. – А, точно! Она же еще замужем за главой клана была! Получается, у меня еще и ребенок есть?
- Если это тот, о ком я думаю, то уже нет, - внезапно подал голос Итачи. – Был в Конохе один перебежчик из клана Айно, сын главы. Кажется, его звали Кенсиро. Он женился на одной из наших – Кимико. Потом у них дочь родилась… не помню, как ее назвали. Знаю только, что она сдружилась с Наруто Узумаки. Насколько мне известно, всю семью уничтожил Орочимару. Это, если кратко.
- Орочимару нашел Такару на границе страны Огня, - задумчиво проговорила Мичи. – Вернее, это с его слов.
- Я более чем уверен, что Такара и есть та девочка, - Изуна со вздохом посмотрел в свою кружку, где на дне плавали пару чаинок. – Это многое объясняет. И ген Учих, присутствующий в ней, и ген Айно… а так же все россказни Орочимару. Да и время: Орочимару заполучил себе новую ученицу как раз тогда, когда семья была уничтожена. Совпадение? Маловероятно. Плюс печать, не позволяющая памяти Такары вырваться наружу.
- Но Кенсиро не обладал шаринганом, - Итачи слегка нахмурился. – Только геномом своего клана.
- Вполне вероятно, что ген Учих был неактивен, - пожал плечами Изуна. – Зато он очень даже активен в Такаре… хм, как бы понятливее объяснить. С самого ее рождения два генома конфликтовали друг с другом. Геном Айно, как правило, проявляет себя только тогда, когда его носитель достигает определенной зрелости. Шаринган же – либо в процессе тренировок, либо в особо стрессовых ситуациях. Так как каждый из геномов стремился добиться доминирующего положения, ни тот, ни другой не мог проявить себя. Если точнее, геном Айно не давал выхода шарингану: сам-то он должен проявиться немного позже. Уж не знаю, что ждало Такару в будущем, но когда она попала к Орочимару, тот решил эту проблему, проведя один из своих опытов. Старый змей заставил два генома слиться в один, ну, а результат его изысканий мы узнаем через несколько дней. Одно абсолютно точно: в мире появится новое додзюцу. Уж не знаю, какой силой оно будет обладать и какими техниками… это все нужно досконально изучать.
- Чушь какая-то! – вырвалось у тебя. – Не может этот бред быть правдой!
- Тем не менее, - это так, - Мичи нахмурилась. – Это определенно правда, я знаю.
- Интересно, откуда? – язвительно поинтересовался Мадара, которого не прельщала мысль быть… дедушкой. – Женская интуиция?
- Одна из ее особенностей, - подал голос Итачи. – Весьма интересная, кстати… всегда отличать правду ото лжи…
Внезапно Мичи смутилась и опустила глаза, за что заработала твой подозрительный взгляд. Чтобы Като смутилась от простой реплики? Да ни в жисть!
- Так, ладно, с этим все понятно, - взял инициативу Мадара. – А что ты там говорил по поводу печати на воспоминаниях Такары?
Изуна пожал плечами:
- Грубо наложенная печать как раз в стиле Орочимару. Она не позволяет воспоминаниям вырваться наружу. Тут и так все понятно, нечего объяснять. Печать снять я могу, но только если Такара позволит. Силой врываться в ее сознание я не хочу, иначе девочка попросту сойдет с ума.
- В таком случае, ей придется позволить, - холодно проговорил старший Учиха, окидывая тебя ой каким грозным взглядом.
На тебя его взгляд не произвел никакого впечатления, так как ты все еще раздумывала о словах Изуны. Неужели это действительно может оказаться правдой? Что, если сенсей знал… помотав головой, ты постаралась отогнать от себя такие мысли. Нет, сенсей всегда о тебе заботился, может он и уничтожил какую-то там семью, но определенно к тебе это не имело никакого отношения. Всего лишь догадки и предположения, доказательств нет. Но… как тогда быть с разъяснением Изуны о геномах? Против генетики, как известно, не попрешь. Одно ты поняла ясно: тайна твоего детства хранится в твоей голове, надо лишь сорвать печать… Стало страшно. Что покажут воспоминания? Что так старался скрыть от тебя сенсей?
Прикрыв глаза, ты глубоко вздохнула. Ты должна это узнать. Пора расставить все по местам.
- Я так понимаю, ты решилась? – спокойно спросил Изуна.
Посмотрев на него, ты кивнула.
- Хорошо, тогда для начала ты окрепнешь, а потом я… сорву печать, - Учиха потянулся. – Засим объявляю заседание закрытым. Итачи, поищи Саске, а то, как бы мелкий дров не наломал.
Итачи поднялся и, обведя всех мрачным взглядом, вышел. Изуна с Мадарой засобирались на тренировку, а Мичи осталась с тобой. Подруга помогла тебе добраться до комнаты, отданной в твое личное пользование, и, игнорируя твои возражения, уложила на кровать, заявив, что надо набираться сил. Сама Като села на стул рядом с кроватью и уходить явно никуда не собиралась. Вздохнув, ты отвернулась к стене, только сейчас почувствовав, как сильно тебя утомил этот сумасшедший день. Ты еще долго думала обо всем услышанном, пока веки не начали слипаться. Сквозь дремоту ты почувствовала, как тебе поправляют одеяло и впервые после всех событий ощутила себя в безопасности, после чего забылась спокойным сном.

***


Итачи обнаружил Саске в паре километров от дома Мадары и Изуны. Юноша сидел на берегу кристально-чистого озера и немигающе смотрел на воду. Откровенно говоря, гений клана Учиха совершенно не представлял, что ему делать со своим маленьким глупым братом. Все, что Итачи делал до этого, теперь казалось ему неправильным. Он испоганил всю жизнь, - и свою, и брата. Так ему казалось. Но был ли у него выбор? Позволить перебить клан кому-нибудь другому и при этом оплакивать потом брата или сделать все самому. Сейчас Итачи его план не казался таким уж идеальным. Столько всего было… эгоистичного. Наверняка Саске ненавидит его, ведь Учиха приложил к этому все усилия. Итачи не знал, о чем говорить, поэтому просто сел рядом с братом. Над озером повисла гнетущая тишина, даже птицы, и те смолкли.
- Неужели не было другого выбора? – внезапно спросил Саске.
- Хотелось бы соврать, но нет, не было, - Итачи покосился на брата. – Знаю, ты меня ненавидишь, и имеешь на это полное право, но…
- Неужели ты любил Коноху больше, чем клан?
Старший брат вздохнул и задумчиво посмотрел на голубое небо, в котором неторопливо плыли белоснежные облака, манящие своей безмятежностью.
- Я просто не хотел, чтобы ты рос в хаосе восстания, - Итачи прикрыл глаза, наслаждаясь нежным ветерком, который трепал его волосы. – Война – это лишь боль и слезы, Саске. Это смерть и разрушение. Я не желал для тебя такого детства, какое было у меня. Я не желал новых жертв, не хотел, чтобы Коноха утонула в новой волне крови, едва оправившись от предыдущей. Я выбрал меньшее из двух зол, но легко ли это было? Я согласился на это задание только, чтобы уберечь тебя. И чтобы со временем расплатиться за свои грехи, пав от твоей руки.
- А ты бы так и остался нукенином? – Саске прикрыл глаза ладонью. – Оно того стоило?
- Я защитил Коноху, защитил брата, защитил честь клана. Моя честь не имеет веса по сравнению с этими тремя важными пунктами.
- Разве ты никогда не хотел отомстить?
- Месть ничего не решает, Саске, лишь утягивает тебя в ту глубину, из которой не выбраться самому, - старший брат все же посмотрел на младшего. – Не спорю, старейшины не идеальны, но, тем не менее, они действуют во благо деревни.
- Ничего себе благо, - тихо фыркнул Саске. – Но я не ты, я не могу с этим смириться!
- Саске, я не позволю тебе разрушить Коноху, - тихо, но с угрозой произнес Итачи. – Ты должен кое-что понять…
- Я и не говорил обо всей деревне, - поморщившись, перебил младший брат. – Хотя они тоже заслуживают наказания, потому что не увидели истины. Хотя бы старейшины должны ответить за все, что сделали!
- Они ответят со временем, - Учиха слегка усмехнулся. – Но падут не от твоей руки…
- Это уже не тебе… - начал было Саске, но резко замолчал, когда Итачи дотронулся до его лба двумя пальцами.
Совсем как в детстве… и эта снисходительно-добрая улыбка, едва заметная на уставшем лице.
- Не сегодня, Саске, - мягко проговорил старший брат.


Хината взволнованно металась по своей комнате. Она слышала, о чем говорил ее отец с Наруто и совсем растерялась. Такого девушка точно не ожидала. Как и не ожидала того, что Наруто был готов на все ради нее. Эта мысль грела, но в то же время не давала покоя. А что если Хината не оправдает ожиданий Наруто? Что если он в ней разочаруется? Девушка остановилась около окна и прижала ладонь ко лбу. Нет, она будет стараться! Она все сделает для того, чтобы Наруто гордился ею, чтобы он никогда не пожалел о своем решении. Хината поклялась себе, что ее любимый будет счастлив и неважно, на какие жертвы придется пойти ради этого. Глубоко вздохнув, девушка приказала себе успокоиться. Все будет хорошо, иначе и быть не может. А теперь надо пойти к отцу, ведь он наверняка понял, что его дочь подслушивала, а, значит, ожидал, что она сама подойдет к нему.
Глава клана обнаружился все в той же комнате, где он разговаривал с Наруто. При появлении Хинаты, Хиаши отвлекся от созерцания чая в своей кружке и поднял взгляд на дочь.
- Ты подслушивала, - утвердительно произнес он.
Девушка покраснела и, опустив глаза, смущенно ответила:
- Да, отец…
- В таком случае я могу тебе ничего не объяснять, - Хиаши подошел к Хинате и ласково ей улыбнулся. – Надеюсь, я никогда не пожалею о своем решении. И… прости меня, родная.
- За что? – удивленно спросила дочь.
- За то, что я был жесток с тобой. За то, что никогда не верил в тебя и требовал слишком многого, - глава клана Хьюга вздохнул. – Мне следовало быть помягче и не давить на тебя. Знаешь, я никогда не считал Наруто демоном, и не хотел запрещать вам общаться, но на людях не мог себе позволить смотреть на вашу дружбу сквозь пальцы. Дурацкое стадное чувство.
- Не вини себя, отец,- девушка прижала руки к груди. – Ты действовал в интересах клана! Ведь чтобы думали люди, узнай они, что я общаюсь с джинчурики.
- Я рад, что ты это понимаешь, - Хиаши вновь улыбнулся. – Хорошо, что жители ошибались и Наруто оказался совсем не таким, как о нем думали. Он будет тебе хорошим мужем, но и ты не разочаруй его.
Хината счастливо кинула:
- Я приложу все усилия, отец!

***


Прошло около недели, прежде чем ты окончательно выздоровела, и Изуна заявил, что можно начинать сложную технику освобождения твоих воспоминаний. Вы заперлись в его лаборатории, где мужчина уложил тебя на кушетку и, сев напротив, активировал шаринган. Ты волновалась и боялась увидеть то, что сенсей от тебя скрывал, но назад пути не было. Да и не стала бы ты идти на попятную, все для себя решив. Мичи все время за тобой приглядывала, а ты замечала все ее взгляды, украдкой брошенные на Итачи. Определенно он ей нравился. Когда ты ее об этом спросила, подруга густо покраснела и, пробормотав нечто невразумительное, отвернулась, что укрепило твои подозрения. Сам Итачи ни на кого внимания не обращал и проводил все свое время с Саске, наверстывая упущенное. Мадара все дни ходил какой-то задумчивый, изредка бурча что-то себе под нос, отчего Изуна постоянно над ним насмехался, но брат не обращал на него внимания. Ты догадывалась, о чем может размышлять твой…хм… дедуля, так как недавно подслушала разговор между ним и Итачи. Итачи рассказывал, что истинный лидер Акацуки называет себя Мадарой Учиха и выглядит точь-в-точь, как настоящий Мадара.
- Итак, ты готова? – спросил Изуна, оторвав тебя от размышлений.
- Давай быстрее покончим с этим, - кивнула ты.
- Тогда начнем, - Учиха осторожно проник в твой разум и, найдя печать, начал осторожно срывать ее.
В то же мгновение голову пронзила боль и ты поморщилась. Изуна предупреждал, что придется потерпеть, но ты не думала, что боль будет усиливаться. Сжав края кушетки так, что побелели костяшки пальцев, ты не смогла сдержать крика, на лбу выступили капли пота, а Учихе пришлось крепко прижать тебя к постели, чтобы не начала брыкаться. Если он потеряет контакт, а печать будет лишь наполовину сорвана, - придется все начинать сначала.
- Потерпи еще чуть-чуть, - раздался шепот у тебя над ухом.
Как? Как терпеть эту невыносимую боль? Такое чувство, словно голова вот-вот лопнет! Как будто что-то рвется наружу и не может вырваться. Сколько еще будет длиться эта боль?
Внезапно все прекратилось, а в сознание вихрем ворвались запечатанные воспоминания…

@темы: Naruto, Наруто

URL
   

Мой Дневник

главная